Мастер дзэн из Ясной Поляны

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

«Практика дзэн не проясняет различий понятий, она выбрасывает прочь все предвзятые взгляды, и представления, и священные тексты, и все остальное, и, пронзая скрывающие покровы, достигает весны», - утверждал мастер дзэн Дайкаку.
Мне кажется, что Лев Николаевич Толстой достиг высот в этой области к концу  жизни. Он также неплохо ориентировался в даосизме. Вот что писал по этому поводу Раджниш Ошо:
«Дао не зависит от веры. В него нельзя верить. Дао не ведомы вероучения. Это не завет. Дао – отбрасывание всякой веры и всякого неверия».
Интересно мнение Толстого в этой связи:
«Теперь ведь и образованные люди думают, что было четыре апостола, которые написали четыре евангелия, и почти никто не знает, что евангелий этих было много и что из них были выбраны содержащие наименьшее число нелепостей, по мнению тех, кто выбирал… Я теперь  особенно живо чувствую весь огромный вред церкви».
Тем не менее, Лев Николаевич не отрицал общественной значимости религии. «Нужна религия, я всегда буду тянуть одну эту песню. А то всегда будет и разврат, и наряды, и водка».
С.А.Розанова писала: «Толстой с необычайной остротой воспринимал нелепость современного общественного устройства, чудовищную несправедливость разделения народа на две неравные группы, из которых меньшая владеет всеми богатствами, пользуется всеми достижениями науки и цивилизации, а большая осуждена на нечеловеческое существование, духовное и физическое рабство. Мир кажется Толстому нелепым, вывернутым наизнанку, и им все больше и больше овладевает мысль о безумии современного общества».
Граф Толстой мечтал о разрыве со своей средой и жизни среди простого народа. В 1910 году ему это, практически, удалось.
«Мысли об уходе из дома терзали и преследовали Толстого многие и многие годы. Этот уход означал для него разрыв с тем «охваченным безумием» миром, который основан на неправде, страданиях и нищете огромного слоя народа, с той «духовной тюрьмой», каким стал для него его дом, с его комфортом, светским образом жизни, слугами, лакеями».
Льву Николаевичу, наконец, удалось разрушить барьеры между своим народом, миром, временем. Он обрел целостность и стал Мастером.
«Стремление к совершенству дает благо человеку, которого он ищет. Благо это не может быть отнято у человека и ничем ненарушимо. В этой области проявляется полное могущество человека, ничто не может помешать ему в стремлении к совершенству. Страх смерти – это суеверие… Смерть не зло, а одно из необходимых условий жизни. И вообще зла нет… Все зависит от отношения к вещам».
К этому монологу Толстого  добавить почти нечего.
В Ясной Поляне бывал я не раз, -
Мощные липы радуют глаз.
Великий Учитель творил там и жил,
Свободе и Равенству песню сложил.
Он верил в силу мысли и слова,
К гармонии звал снова и снова.
Простота его взглядов близка совершенству:
Непротивление злу, тяга к иному блаженству.
Когда-нибудь кончится жизненный срок,
К священной Поляне приближусь чуток.
О большей награде и не мечтаю,
Познать суть немного, капельку, с краю.

©  2012
Свидетельство о публикации №212080901034

Close Panel

Вход