Сны Тимура

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Стук колес поезда отвлекал от мыслей. Институт, практика, каникулы, всё отошло на задний план. Осталось название городка, куда Тимур направлялся, смутные воспоминания без начала и конца, отдельные слова, фразы.
«Нужно бы написать письмо матери или послать телеграмму» - подумал он, отложив мысль в ближайшие отсеки памяти.
В суматохе дорожных сборов юноша забыл об этом, хотя давно должен был отправить весточку. Он ведь один у матери, она переживает за сына, несмотря на то, что скоро госэкзамены и Тимур станет самостоятельным человеком, учителем истории.
Правда, поначалу он мечтал о карьере чиновника, бизнесмена, на худой конец строителя, зарплата педагога его не прельщала. Мать работала в скромной районной библиотеке, отца не было уже давно, помощи ждать неоткуда. Но судьба распорядилась по-своему, и юноша смог поступить только в педагогический институт. Впрочем, ему нравилось копаться в старых книгах и журналах, исследовать различные предметы утвари, оружие людей, давно покинувших земную юдоль. Древние цивилизации, их взаимоотношения, - всё интересовало Тимура. Тем более что мама юноши осталась довольна выбором, она верила, что знания и духовные ценности важнее материальных благ. Он хорошо помнил, как частенько засиживался в читальном зале, дожидаясь окончания рабочего дня своей родительницы. Она снабжала интересными книгами, погрузившись в которые, мальчик забывал обо всём на свете. Тимур не замечал людей, которые сидели рядом, погруженный в мир, где царили справедливость и честь, короли и владыки церквей правили народами, кровь лилась рекой, сметая царства, на костях которых возникали новые государства.
Наконец объявили о подходе поезда к нужной станции, и юноша освободился из плена воспоминаний. Город, куда направили Тимура на дипломную практику, был небольшим, но аккуратным. Его не портили швейная фабрика и пара заводов. Из культурных объектов юноша обнаружил типовой кинотеатр, пару библиотек, музеев, несколько школ, стадион, дом культуры и тому подобное.
Тимур решил еще немного оглядеть город, - кто знает, может, придется здесь поработать после окончания института. Как и другие студенты, он думал о том, чтобы попасть по распределению в большой город со многими тысячами жителей, с разветвленной инфраструктурой, где жизнь бурлит днем и ночью. Однако это не было самоцелью. Родившись в провинции, юноша научился ценить тишину и покой. В маленьком таежном городке Читинской области, где он провел детство, была своя прелесть.
Почувствовав приближение голода, Тимур зашел в уютное кафе, располагавшееся неподалеку от дороги. Подкрепившись, он решил, что пора посетить отдел образования для выполнения необходимых формальностей. Там студенту выдали пропуск в местную гостиницу, рассказали, как найти школу, в которой будет проходить его практика.
Директриса уже ожидала Тимура. Она быстро ввела в курс дела, провела по классам, познакомила с учителями.
- Вашим руководителем будет Трошкин Семён Павлович, - указала она на среднего роста старичка с бородкой, небольшими усиками и поврежденной правой рукой. Тимур заметил, что кисть этой руки сформирована кончиками пальцев вместе и прижата к правому боку. Он представился наставнику и вышел за поманившей его директрисой.
- С завтрашнего дня вы приступаете к обязанностям практиканта. Я буду каждый день назначать преподавателей, на чьих занятиях вам нужно присутствовать. Однако непосредственным руководителем будет учитель истории Трошкин Семен Павлович, очень опытный и знающий специалист, но, к сожалению, старый и больной человек.
- Что делать, к нам в глубинку молодые учителя не слишком стремятся.
Очень скоро Тимур ознакомился с необходимой документацией, методиками, освоился в школе. Его рабочая папка быстро заполнялась; он часто бывал в библиотеке,
беседовал с учителями, особенно ему нравилось общаться с Семеном Павловичем.
Это был интереснейший человек, несмотря на преклонный возраст, он оказался обаятельным и веселым собеседником. Из-за ранения на Великой Отечественной войне Трошкин стал инвалидом, но когда дело касалось любимого предмета, то глаза учителя загорались. Он мог часами рассказывать об археологических находках, о завоеваниях Александра Македонского, Атиллы, Чингисхана, Хубилайхана, Тимура и других знаменитых полководцах древности.
Вначале юношу интересовали сведения для дипломной работы («Движущая сила монгольских завоеваний»), но постепенно огонь исследователя стал загораться в его душе. Семен Павлович не раз говорил Тимуру, что настоящие истоки деятельности людей лежат в духовной сфере. Именно там начинаются их поступки и речи. Поэтому он советовал изучать мифы, легенды, сказки, обряды и другие культурные пласты народов.
Однажды Тимур спросил учителя: - Почему Чингисхан был таким жестоким, неужели он не верил в бога?
- Скорее наоборот,- получил парень ответ, - Тэнгрин Огюгсен Темучин, его родовое имя, был очень религиозным человеком. Другое дело, что тэнгризм, религия тюрко-монгольских народностей, ведущая свои истоки от шумеров, сейчас почти забыт. Я не буду рассказывать, сколько тысяч гугенотов было вырезано во Франции, убито в крестовых походах еретиков и сожжено на кострах, уничтожено аборигенов в Америке. Ты сам всё прекрасно знаешь, времена были такие.
- А разве монголы исповедовали не даосизм? - поинтересовался Тимур.
- Фактически нет,- ответил учитель,- но многие ученые утверждают, что корни даосизма из шаманизма, между ними много общего. Религия монголов также близка шаманизму. Утверждают, что сын Чингисхана Чагатай был шаманом, его мать Оэлун вышла второй раз замуж за отца главного шамана степняков - Мунлика, да и сам Великий завоеватель был шаманом. Помнишь, как написано у Мирча Элиаде: «Шаманизм…является одной из архаических техник экстаза, а одновременно мистикой, магией и «религией» в широком значении этого слова». Не зря же на старости лет Чингисхан обратился к одному из патриархов даосизма Цю Чан Чуню, умершему, кстати, в одном с ним 1227-ом году.
- То есть, шаманизм – это не религия, а особый вид искусства,- уточнил юноша.
- Получается так, - ответил Семен Павлович.
Иногда по вечерам Тимур засиживался у компьютера, расположенного в учительской. Директриса разрешала ему выходить в Интернет в поисках необходимых для дипломной работы сведений, заодно выполняя её задания. В результате исследований у юноши сложилась довольно пестрая картина, он понимал, что ему не хватает эмоциональных ощущений. Одних сведений хронологического порядка было не достаточно.
Некоторые ученые указывали, что накануне объединения монгольских племен под руководством Чингисхана, их традиционные воззрения и мифология относились к шаманизму. Сам культовый титул Чингисхана был присвоен предводителю по инициативе верховного жреца-бэки, старца Усуня, имевшего звание Тэб-Тэнгри. Хотя народы, образовавшие Монгольский Улус исповедовали различные религии, основой всё же был тэнгризм. Так кереиты, помогшие в своё время Темучину добиться независимости, приняли ещё в 1109 году христианство несторианского толка. Тангуты с уйгурами исповедовали буддизм, у найманов в ходу были обе религии, татары и чжурчжени относились к шаманистам.


Незаметно пролетел месяц, начался другой. В свободное время Тимур ходил заниматься в спортивный зал или в рощу на окраине городка. Ещё в институте юноша приобщился к изучению ушу; сейчас с удовольствием практиковал тао-лу и тайцзи-цюань стиля Ян. Это помогало ему чувствовать себя бодрым и уверенным. Но однажды Тимур был выбит из колеи. До конца практики оставалось несколько дней, как вдруг, придя в школу, он узнал, что учитель истории умер.
Трошкин и раньше часто болел, но быстро вставал на ноги. И вот эта ужасная новость. Вся школа находилась в трауре, уроки отменили. На следующий день были назначены похороны. Директриса просила студента также придти. Тимур не мог отказаться, ведь Семен Павлович многому его научил.
Придя на следующий день, он узнал, что Трошкин оставил записку, где просил передать практиканту книгу Торчинова Е.А. «Даосизм: опыт историко-религиозного описания». До этого момента парень не ощущал реальности произошедшего, а тут вдруг понял, что учитель действительно прощается с ним. Он никогда, практически, не видел смерть так близко. И вот. Ведь только недавно разговаривал с ним, наслаждаясь мудростью и жизненным опытом. Тимур понял, почему люди плачут, прощаясь с близкими. Он подошел к гробу, всматриваясь в такое знакомое и такое далекое лицо.
– Простите, - тихо прошептал юноша.
Через два дня Тимур покинул город. Уезжая, он понял, что оставляет какую-то частицу себя. При расставании директриса пожелала успехов и просила не забывать, сообщать о своих планах. – Если надумаешь, мы тебя будем ждать,- сказала начальница. Тимур внезапно увидел, что с ним прощается уже немолодая уставшая женщина.
– Спасибо, - только и смог он вымолвить.
Теперь предстоял путь домой. Наступили каникулы, Тимур максимально хотел использовать это время для окончания дипломной работы. Ему не хватало некоторых деталей, да смущала путаница в датах и событиях. В поезде он принялся за изучение книги профессора Торчинова. Из нее Тимур почерпнул немало сведений, в частности узнал о борьбе различных религиозных школ за влияние на разрастающуюся империю Чингисхана.
Так, в 1221 году, во время похода в Индию, великого полководца посетил Чан Чунь, руководитель даосской школы «цюань чжэнь». Чингисхану посоветовал его вызвать Елюй Чу-Цай, поистине легендарная личность, служивший северокитайскому государству Цзинь, а впоследствии самому «покорителю Вселенной». Ещё одна из даосских школ, «тай и цзяо», пользовалась покровительством правительства (Цзиньской и Юаньской династии). Её патриархи неоднократно призывались ко двору и имели возможность проповедовать свое учение. Школа « чжэнь да дао цзяо» (Учение истинного Великого Дао), основанная Лю Дэжэнем, также пользовалась благосклонностью властей, особенно монгольским императором Мункэ (Сянь-цзуном).
В 1255-1256 годах в эту борьбу включились буддисты, которые окончательно победили даосов в диспуте в 1281 году. После этого Хубилайхан (юаньский Ши-цзу) подверг даосизм гонениям и издал эдикт о сожжении всех книг Дао цзана, за исключением «Дао-дэ цзина».
Из других источников Тимур знал, что посланцы европейских монархов и пап неоднократно посещали руководство монголов в различное время. Любопытно, что в 1248 году командующий монголами на Переднем Востоке Алджигирей направлял эмиссаров к Людовику 9-му на Кипр для координации действий во время седьмого крестового похода.
Вообще с крестоносцами у завоевателей были интересные отношения. Известно, что еще во время вторжения Чингисхана в Персию, его посетил папский легат Пелагий. Наверняка и агенты монголов посещали руководство Рима. Если об этом мало известно, это ещё ничего не значит, интересы двух влиятельных организаций во многом совпадали.
Вот что писал французский историк 13 века Жуанвиль: «…Он действительно установил мир во вселенной, мир, продолжавшийся около 2 веков, ценою войн, которые в общей сложности не продолжались и двух десятилетий. Чингисхан искал союза с христианством».
Известно также, что идеалом полководца являлось создание Единого Царства человеческого, прекращение войн и получение условий для его процветания.
«Этот Завоеватель Мира был, прежде всего, его непреклонным возродителем. Железом и огнем он открывал древние мировые пути для шествия будущей цивилизации», - писал французский подполковник Рэнк.
Тут Тимур задумался. Действительно, монгольская аристократия была сильно заинтересована в возрождении торговых путей, которые из-за постоянных войн изменились и находились, в основном, в руках мусульманских государств. Это не могло не тревожить крупных торговцев Запада и Дальнего Востока. В конце 11 - начале 12 веков на Земле создалось сильное государство с мощной и опытной армией, во главе с талантливейшим военачальником. Разумеется, купцы и дальневосточная знать не могли не обратить на это внимание. Некоторые дальновидные представители арабов также были заинтересованы в более демократичной государственной власти. Они засылали своих представителей в ставку монголов.
Что же касается крестоносцев, тут Тимур обнаружил странную закономерность. Начиная с 1237 года, монголы начали завоевывать русские княжества, закончив в 1240 году захватом Киева и дальнейшим вторжением в Польшу и Силезию. Практически в тоже время в устье Невы высаживается шведская армия. После разгрома поляков в 1241 году близ Легницы, монголы поворачивают на венгров, разбив тех у слияния рек Тисы и Солоны. В этом же году Ливонский орден захватывает Псков. Далее монголы вторгаются в Хорватию и Словению на виду всего рыцарского Запада. Говорят, что подвергнутые нападению не дождались помощи из-за вражды Римского папы и Фридриха-2. Возможно, однако, в тоже время Тевтонский орден организует поход на Новгород. Интересное развитие событий. В 1243 году армия монголов разбивает армию султана сельджуков, а крестоносцы захватывают в 1244 году Иерусалим.
Крестоносцы и их духовные лидеры тоже целились построить единое Царство на земле, причем начали значительно раньше монголов. Они действовали в трех направлениях: на Пиренейском полуострове – Реконкиста, в Прибалтике (ещё в 1086 году была учреждена должность епископа Восточной Прибалтики), в Малой Азии. Их настоящей целью был, несомненно, выход к морским и океанским просторам. Именно это давало наибольшую власть, богатство, что и показала дальнейшая история человечества.
А пока Европа нуждалась в союзе с молодой, сильной империей монголов. Только он мог отвлечь внимание мусульманских и прибалтийских стран от запада. Что и случилось, к 15 веку Пиренейский полуостров был полностью очищен от мавров, границы Великого княжества Литовского расположились неподалеку от Москвы. Территории, захваченные во время крестовых походов в Малой Азии, арабы отобрали назад, но это уже было не важно. Как пишет Вернандский Г.В.: «Первые монгольские армии, которые создали своими походами мировую монгольскую империю, состояли преимущественно из буддистов и христиан. Как раз во времена князей Даниила и Александра монгольские армии нанесли страшный удар по мусульманству…»
Тимур закончил анализ материалов, решив, что на сегодня достаточно. В принципе работу можно считать оконченной, осталось ей придать надлежащую форму. Да и отдохнуть немного не мешает перед приездом домой. Юноша убрал сумку с книгами и тетрадями, прикрыл глаза. Вскоре его дыхание выровнялось, сознание отключилось. Он хорошо запомнил, что ему приснился крепкий старик в простом стеганом халате, в странных сапогах с острыми носками, с бородой и характерным азиатским разрезом глаз.
Он что-то пытался сказать, бросая короткие гортанные фразы на неизвестном языке. Потом стал показывать рукой куда-то в сторону, где клубились облака. Парень смог разглядеть что-то наподобие горных пиков. Затем всё исчезло. Видение запомнилось Тимуру, потому что не было похоже на обычный сон. Внутренний голос подсказывал, что этот человек жил на земле давно. Он видел его изображение, причем неоднократно, но где? Оставив анализ впечатлений на потом, юноша направил поток мыслей домой, к матери. В это время поезд уже подходил к знакомой станции.

Когда эмоции от встречи с матерью улеглись, юноша решил прогуляться по родным местам. Его тянуло пройтись по улицам городка, посмотреть, что изменилось, зайти к бывшим друзьям, в надежде, что кто-нибудь окажется дома. Удалось встретиться только с двумя знакомыми, остальные разъехались кто куда. Солнце начало понемногу уходить к зеленой таёжной линии, и Тимур решил вернуться домой. Завтра ещё будет время.
Быстро поужинав, юноша отпросился у матери посмотреть закат у реки, где в детстве частенько ловил рыбу. Конечно, он мог никому ничего не докладывать, но Тимур считал, что это не совсем правильно. Он не забыл время, когда уходил с отцом гулять в лес, предварительно предупредив её. Это было так давно, отец пропал где-то в Китае, но Тимур запомнил его уважительное отношение к жене. Он часто указывал сыну на то, что отношение к старикам и близким многое говорит о человеке.
Сейчас, получив небольшой жизненный опыт, юноша не совсем разделял устаревшие понятия. Тем не менее, на подсознательном уровне Тимур настолько впитал эти этические нормы, что однажды чуть не стал их жертвой. Так, ещё во время прохождения практики, он стал свидетелем безобразной сцены.
Возле их школы пьяный мужчина, в возрасте, начал приставать к молодой учительнице. Поначалу парень хотел пройти мимо, увидев седину в волосах хулигана.
Уже обернувшись, он услышал, как тот поливает женщину отборным матом, грозит ей кулаком. Тимур опешил, развернулся и решил подождать развития событий. Та, увидев, что парень наблюдает за ситуацией, попросила вызвать милицию. Разъяренный мужик ударил её в этот момент. Тимур кинулся поднимать коллегу, пытаясь словами остановить агрессора. Однако тот не реагировал на обращение к совести, начал громко кричать, кого-то подзывая. Юноша понял, что события развиваются не в лучшую сторону, но ещё надеялся на их благоприятное завершение.
Из-за угла выскочили двое субъектов с угрожающим видом. Тимур подтолкнул женщину в сторону школы со словами: - Уходите. Быстро!
Он понял, что ему сейчас не поздоровится, и не хотел, чтобы она мешала. Однако учительница осталась стоять на месте, находясь в ступоре. Увидев подкрепление, зачинщик кинулся к юноше, схватив за отвороты пиджака на груди. Автоматически накрыв его руки своей левой рукой, правую Тимур расположил возле нижней части живота, стараясь расслабиться.
- Папаша, что с тобой?- попробовал он успокоить противника.
- Ах ты, сморчок!- взвыл тот. - Раздеру на части!
Пытаясь вывести парня из равновесия, он начал дергать его из стороны в сторону. Однако повисший на нем Тимур с силой прижал руки хулигана со стажем к своему телу, и усилия агрессора пропадали напрасно. Тогда нападавший с силой попытался ударить парня ногой, но Тимуру удалось правой рукой подхватить его конечность. Подшагнув вперед, он толкнул противника всем телом. Мужик отлетел в сторону, громко крякнув. Но юноше легче не стало, потому что на него обрушилось четыре кулака и ноги. Вот тут и пригодилось всё его знание боевых искусств.
Тимуру удалось отразить первый натиск и откатиться в сторону. Краем глаза он заметил, что женщина убегает, а первый из шайки основательно устроился на земле, видимо потеряв сознание. Тимур встал в позицию «монах держит чашу», держа одну руку перед собой, а другую у бедра. Тот из нападающих, который был ближе, попытался схватить юношу за переднюю руку, но получил короткий удар ладонью, мгновенно преобразованной в кулак. От этого встречного удара противник потерял ориентацию, чем воспользовался Тимур, подсекая его ноги.
Третий не рискнул нападать, и юноша спокойно отправился по своим делам, тем более что уже послышался в отдалении вой милицейской сирены. Только в гостинице, рассматривая ссадины и синяки, он понял, что дело могло закончиться очень плохо.
Сидя на берегу реки, Тимур вспомнил этот случай. Тогда все произошло стремительно и неожиданно, увы, многое в жизни происходит независимо от нашего желания. Постепенно он рассмотрел высокий холм, заросший кустарником, расположенный немного левей.
- Странно, что я не видел его раньше,- подумал парень.
Ему захотелось подняться повыше, чтобы понаблюдать за закатом. Дальний край неба уже окрасился яркими переливами оранжевого цвета. С верхушки холма открывалась величественная картина. Тимур забыл обо всем на свете.
Вот уже другой человек стоит на холме. Он понимал, что это его тело, но почему в рваной одежде, сбитых, остроносых сапогах?
– Кажется, я сплю,- мелькнула мысль.
Закат также окрашивал горизонт, река несла тяжелые воды. Вот только возвышенность показалось немного другой, чем-то неуловимым стала отличаться от прежнего вида.
Тимур решил понаблюдать за развитием событий, он уже понял, что перенесся каким-то образом в другое время. В сознании неожиданно возник вопрос, он начал разговаривать на незнакомом языке, с удивлением следя за смыслом выражений.
- Почему мы должны жить, как звери?
- О чем речь?- удивленно спросил юноша себя.
- Темучин!- раздался вдруг детский крик. – Тебя мама зовет кушать!
Тимур обернулся и увидел мальчика, похожего на китайца, с характерным разрезом глаз.
Он, почему-то решил, что это его младший брат, стоящий у подножия холма и машущий руками. «У меня нет брата»,- подумал юноша, но все же пошел за ним по лесной тропе.
Он вспомнил, что мать зовут Оэлун-экэ, что значит Мать-Облако. Вместе с братьями они уже три года скрываются в лесу, прячась от тайджиутов, ранее находившихся в подчинении. После отравления татарами их отца, багадура Есугея, новый вождь Таргултай решил уничтожить конкурента. Кроме того, они опасались мести меркитов, не забывших, что Есугей, внук знаменитого Хабул-хана, украл у них невесту.
Оэлун встречала сыновей около юрты, из отверстия которой, в центре, тянул дым.
- Темучин, где ты был, дорогой?- спросила она.
- На горе матушка,- ответил Тимур после небольшой паузы.
- Опять. Не переживай, сынок, все еще изменится. Мы встанем на ноги, проклятые враги за все ответят. А сейчас пора ужинать, нужно быть сильными. Хасару удалось сегодня подстрелить белку, я нашла съедобные корешки.
Голодные братья дружно взялись за деревянные ложки, рассевшись вокруг котелка. Во время трапезы мать увлеченно рассказывала им про Хабул-хана, про Хутул-хана, дядю их отца. Эти люди вдохновляли Оэлун, она была убежденна, что если бы не интриги коварных цзиньцев, монгольские племена давно достигли могущества. Им не было бы нужды воевать друг с другом за лучшие пастбища и красть скот.
Тимур с интересом слушал рассказы необычной женщины в стареньком халате, оставив насыщение пищей на долю Темучина. Во время занятий в институте им давали информацию о северокитайском «Золотом царстве», образованном чжурчжэнями в 1115 году, но он никак не мог сориентироваться во временном отрезке, в который попал сейчас по воле случая. Лишь, когда Оэлун начала рассказывать о войне с татарами, после которой ему дали имя Те-му-чэн, у юноши появилось ощущение знания судьбы паренька, в которого он воплотился во сне или еще каким-то необычным образом.
Но вот наваждение прошло. Тимур понял, что сидит на вершине холма со скрещенными ногами, созерцая уходящий закат.

Ночью юноше приснился еще один сюжет. Он прячется в камышах, освещаемых слабым светом луны. Слышны выкрики на незнакомом языке, плеск протекающей где-то рядом реки, ржание лошадей. Холод и страх начинают сковывать Тимура, он понимает, что вырвался из рук тайджиутов, убив охранника. Что-то мешает ему двигать головой, руками. Юноша, наконец, разглядел, что это деревянные колодки, в вырезы которых помещены его предплечья и шея.
– Я в плену,- озарила мысль.
- Если мы его не найдем, Таргултай сдерет с нас шкуру!- слышится неподалеку крик.
- В воду,- пришло спасительное решение.
Тимур, стараясь не шуметь, вошел в черноту протекающей сзади реки.
Проснувшись утром, он отчетливо представил все, что было с ним во сне. Правда, дальнейшие события остались в тени, как ни старался Тимур вспомнить.
- Кто этот парень? Почему наши судьбы так переплелись?- мучили вопросы.
Он умылся, сделал зарядку, прошел на кухню. Мать готовила завтрак, расставляла на столе кружки, блюдца, ложечки. Тимур по-новому взглянул на неё: этот чуть заметный разрез глаз, черные блестящие волосы, скулы. С детства знакомый облик, он не обращал на него особого внимания. Это, как воздух, которым дышишь, как вода, которую пьешь.
- Мама, ты не знаешь историю монголов?- спросил он.
- Немного, родной, ведь сведений о них мало. А что тебя интересует?
- Кто такой Темучин, отцом, которого был Есугей, а мать Оэлун.
- Наверное, ты имеешь в виду Темучина из рода Борджигинов. У него были братья?
- Да, несколько братьев. Хасар, Бельгутей, других я не помню.
- По всей вероятности речь идет о знаменитом Чингисхане.
Все встало на свои места, смутная догадка, терзавшая Тимура, воплотилась в знание.
Он также вспомнил, кто был тот старик, привидевшийся в поезде.
Однако у него остался еще один вопрос, который он не преминул задать:
- Мы не имеем с ним никакого родства?
Пожилая женщина с удивлением взглянула на сына.
- Не знаю, Тимур. Я помню своих предков почти до седьмого колена, но что было до этого трудно сказать. Почему тебя это интересует?
- Мне приснился странный сон, - ответил он.
Родительница посоветовала сыну сходить в библиотеку поискать сведения о Чингисхане и созданной им империи.
Весь день Тимур просидел в местной библиотеке, перебирая карточки с перечнем литературы, перелистывая книги, журналы. Ему не многое удалось добавить к данным, которые имелись. Племена кочевников, располагающиеся к северу от Великой стены, издавна воевали с Поднебесной империей. Задолго до монголов их называли сюнну или хунну. Это они, объединив различные народы, в 4-м веке во главе с Атиллой хлынули в Европу и подвергли Римскую империю серьезным испытаниям.
К 12-му веку эти северные племена были известны под общим названием мэнгу или монгу-ли. Отцом будущего императора Монголии был Есугей, под началом которого находилось 40 000 кибиток. Однако татары в 1168 году отравили его, отомстив за поражение в войне. После этого соратники бросили семью Чингисхана на произвол судьбы, умыкнув почти все имущество.
Детство и юность будущего Владыки Мира прошли в лишениях и борьбе, но все-таки Темучину Огюгсену удалось объединить монголов, получить титул императора. В 1206 году знать степняков провозгласила его Божественным (Суту-Богдо Чингисханом) на всеобщем собрании (курултае).
«Создание Великой империи, которая бы объединяла народы, живущие за войлочными стенами, было главной целью Чингиз-хана и его потомков. Мир во всем мире во имя спокойного существования без ночных набегов, угонов скота, свободных кочевок, взимания прибыли с торговых караванов, которые могут также спокойно передвигаться вплоть до последнего моря, - мечта воплощена», - писал в связи с этим Кычанов Е.И.
К концу рабочего дня мать оторвала Тимура от стопы книг: – Пора домой, сынок. Завтра продолжишь.

Ночью ему привиделся странный сон. Тимур на коне без седла, в правой руке сжимая плеть. Рядом с ним скачет молодой монгол по имени Боорчу. Откуда он его знает?
Они стараются передвигаться тихо, скрываясь от света луны в тени деревьев и кустов. Иногда останавливаются, прислушиваясь и осматривая следы лошадей, прошедших ранее.
Вот и стойбище. Дождавшись, пока всё затихнет, они подползли к коням, привязанным к столбу возле юрт. Одинокий часовой сидел возле животных, склонив голову. Тимур подполз сзади, в то время как напарник держал стойбище под прицелом лука. Глухой удар и тело сторожа заваливается на бок. Тимур скользит к лошадям, которые радостно фыркают, узнав хозяина. Юноша успокаивает животных, отвязывая от привязи. В это время из одной юрты выходит старый монгол и направляется к ближайшим кустам. Неожиданно он останавливается, что-то почуяв. Окрикивает дозорного и, не услышав ответа, бежит к юрте. Однако на полпути спотыкается и падает, в его теле торчит оперенье стрелы. Тимур каким-то образом оказывается на спине одного из аргамаков, держа в поводу остальных. Боорчу успевает вскочить на последнего, они несутся к месту, где оставили своих коней. Сзади раздаются крики, видны всполохи огней. Но юноши уже далеко, обвязав копыта тряпками, они скрываются в неведомом направлении.
Тимур запомнил, как прохладный ночной ветер дул навстречу, развевая его волосы и гривы скакунов.


Следующий день парень также посвятил библиотеке, с утра явившись туда вместе с матерью. Тимур узнал, что Боорчу со временем стал одним из первых полководцев в армии Чингисхана. Великий император, кстати, обладал удивительной способностью приближать к себе талантливых людей. Представители различных народностей помогали строить Единое Царство справедливости и порядка.
Вскоре, после вступления Темучина в брак, на его стойбище внезапно напали три рода северного племени меркитов, сородичей вождя, у которого 18 лет тому назад была похищена Есугеем Оэлун. Ему удалось скрыться и добраться до Тогрул-хана, предводителя кереитов и названного отца Темучина. Тот помог освободить любимую жену, похищенную мстителями, впоследствии принял участие в войне против татар, под влиянием будущего Чингисхана, нажившего в этом походе военный и политический капитал.
В дальнейшем, правда, им пришлось сражаться уже друг с другом. Кереиты были разбиты в 1196 году, их руководители бежали к найманам. Через некоторое время Чингисхану удалось с 13 подвластными куренями (около 13 тысяч человек) разгромить внезапно напавших тайджиутов в количестве 40 куреней.
Слава его продолжала расти. В 1202 году он победил выступивших против него меркитов, через два года покорил найманов. Не зря потом Чингисхан твердил своим сыновьям: «Достоинство каждого дела заключается в том, чтобы оно было доведено до конца».
Приближался вечер, Тимур почувствовал странную усталость. Тело было в прекрасной форме, однако сознание налилось тяжестью. Не хотелось ничего делать, он решил прогуляться. Сообщив об уходе, Тимур неторопливо направился к лесу через весь городок. Свежий воздух принес облегчение, но непонятная сила тянула к холму у реки.
Юноша не стал сопротивляться и направился к знакомому месту. Вскоре он стоял на возвышенности, обозревая волны тайги, освещенные начинающимся закатом. Тимур уселся на траву, поджав под себя ноги. Его дыхание постепенно выровнялось, сознание успокоилось. Он старался ни о чем определенном не думать, плавный поток мыслей иссяк, незаметно перенося в другое измерение.
Тимур стоял на холме, обратив взор к небесам.
– Вечно Синее Небо (Менкэ-Кеке-Тенгри) и ты, Мать Земля! О, моя несравненная, моя Бортэ, в чем её вина?!
- Помогите любимой жене, защитите от злобных коршунов, научите, как справиться с врагами! Я вас никогда не забуду, сделаю все, что смогу.
Над холмом появилась большая белая птица, постепенно сужающая круги над ним. Внезапно юношу ослепила вспышка света, раздался голос: - Согласен ли ты, помочь своему народу?
Его ноги подкосились, он услышал свой голос лихорадочно повторяющий:
- Да, да, да.
- Ты должен создать Царство справедливости на земле,- продолжил неизвестный собеседник.
- Я сделаю, я все сделаю.
- Тогда дух Сульдэ поможет тебе. Он будет жить в белом девяти бунчуковом знамени.
Найди людей «длинной воли», они прячутся в недоступных местах, занимаются разбоем и воровством. Позови их за собой ради великого дела. Дерзай.
Видение исчезло. Тимур сидел на прежнем месте; последние, солнечные лучи окрашивали край неба. «Кажется, я начинаю понимать, кто такой Чингисхан,- подумал он,- но почему дух выбрал меня? Придется искать ответ».
Самочувствие юноши значительно улучшилось, он почувствовал необыкновенный прилив сил. «Ну что ж, может быть завтрашний день поможет узнать истину», -
Тимур бодро направился домой.
Ночью привиделся следующий сон. В юрте горит огонь, возле которого сидит он и Оэлун, его мать. Младшие братья уже улеглись спать.
- Почему так несправедливо устроен мир?- спрашивает он у пожилой женщины.
- Всё зависит от людей. Духи создали этот мир для счастливой жизни, остальное зависит от нас самих. Мои родственники мстят умершему Есугею, поэтому ты должен обратиться к Тогрул-хану, названному отцу. Он должен помочь вызволить Бортэ из неволи.
- Действуй, Темучин, тебе дана возможность для возрождения рода. Ты должен всё сделать для этого. Давным-давно, чтобы объединить гуннов, предков монгол, Атилла, сын Мунчука, убил старшего брата и завладел мечом бога войны. После этого ему удалось создать могучее царство от Германии до Волги и Урала, от Балтского моря до Кавказа.
Можно использовать кражу жены для объединения племен и расправы с врагами. Ведь не зря же ты родился с куском крови в кулачке. Шаманы говорят, что с помощью большого кровопролития, ты построишь сильное государство, весь мир будет трепетать перед ним. Пришло время, сынок.
Рано утром Тимур проснулся и выскочил на улицу сделать пробежку, привести мысли в порядок. «Нужно записать свои сны,- решил он, делая зарядку. – В них содержится какая-то важная информация, ведь все подтверждается. В библиотеке уже ничего интересного для меня не осталось. Что же делать? А может позвонить тому товарищу, который, как и я приехал домой на каникулы».
Юноша вернулся домой немного уставший, но довольный. Пока родительница готовила завтрак любимому сыну, позвонил другу и договорился об использовании его компьютера в наступающую субботу.


Тимур с матерью сидели на кухне. Они обсуждали планы на будущее, ведь до конца каникул осталось несколько дней.
- Надеюсь, тебя направят работать учителем в красивый, большой город?- выразила надежду женщина. - Ведь ты так старался.
Немного подумав, юноша ответил:
- Нет, мама, я вернусь в ту школу. Там меня ждут.
- Надеюсь, ты не станешь, как твой отец, заниматься археологическими раскопками?
- Что ты имеешь в виду?
- Он тоже был историком, много времени уделял поискам захоронения Чингисхана, его потомков. Потом уехал в Монголию и там пропал.
- Нет, мама, я никогда тебя не брошу. Просто необходимо вернуть долг. Столько людей мне помогали, я чувствую, что должен туда вернуться.
- Ладно, дорогой, тебе видней. Какой смысл гоняться за призраком, если нужен в конкретном месте. Твой отец наслушался легенд и сказок, где он теперь?
- О каких сказках ты говоришь?
- Утверждают, что Чингисхана похоронили в трех гробах: железном, серебряном и золотом. Вместе с ним положили огромное богатство и две тысячи людей. Все, кто участвовал в похоронах, погибли, а поверх этого места пустили реку.
- Нечто подобное, я уже где-то слышал,- проговорил Тимур, - что ещё?
- Говорят, что через восемьсот лет, после захоронения, Чингисхан должен возродиться.
Да много всего, не стоит в это верить.
Они еще немного поговорили, и юноша направился к товарищу, с которым договорился о сотрудничестве. Вспомнили общих знакомых, попутно включая компьютер, подсоединяя к линии. Попутешествовав по историческим сайтам и электронным библиотекам, Тимур выбрал интересующую информацию и отключился от Интернета.
Приятель пообещал все вывести к завтрашнему дню на бумагу и занести Тимуру домой. Уже по дороге юноша начал анализировать полученные данные. Он сообразил, что легенды о захоронениях знаменитых полководцев очень похожи. Атиллу также уложили в три гроба, вместе с рабами и сокровищами, пустив поверху реку; все свидетели оказались уничтожены. Вот только дело происходило в Венгрии.
Не потому ли отряд монголов во главе с Субудаем и Джэбе был послан Чингисханом к Днепру, по пути разбивая всех, кто пытался мешать. Не было ли среди бежавших в Венгрию половцев монгольских агентов. Половцы ведь не раз помогали им, - и при столкновении с аланами, при битве на реке Калке, ударив русским в спину. Возможно, тогда у завоевателей ничего не вышло, но ведь вторая попытка в 1240 году увенчалась успехом. Под руководством Бату-хана Венгрия была прочесана монгольскими войсками, как гребенкой. Может быть, они искали захоронение Атиллы. Ведь меч бога войны существовал, как, например, легендарное копье судьбы. Нашли его завоеватели или нет – неизвестно. Впрочем, это не одна загадка истории, их еще много.
Тимур решил зайти на знакомую гору, может природа сможет чем-нибудь помочь. Однако сегодня закат на него никак не повлиял, все было тихо и обыденно. Выполнив несколько раз комплекс тайцзи-цюань, он направился домой.

Этой ночью Тимуру приснился сон. Сидя на небольшом, но крепком коне, он возвращался из победного похода. Равномерно качаются железные шлемы и меховые шапки воинов, их глаза то закрываются, то открываются. Кажется, он засыпает. Вдруг появляется образ Оэлун-экэ, что-то говорящей. Тимур ничего не понимает, но чувствует, что это очень важно. Он пытается проникнуть в сознание полководца.
- Сын, тебя ждет засада: нойон Бюрке-Чилгир приготовил волчью яму вместо пира, - наконец слышит юноша.
- Хорошо, мать, я понял. Он хочет смерти, так пусть получит ее.
- Позвать ко мне братьев,- приказал Чингисхан.
Пока армия ехала к стану, был составлен подробный план действий. Вскоре показалось селение. Встретившие их нукеры предложили проводить полководца к пиршественному столу. Чингисхан с несколькими орлекенами прошел к главной юрте.
Триста воинов, стараясь не шуметь, оттеснили всех и окружили место встречи.
- Заходи, хан, - открыл полог один из людей князя.
Вперед прошли Ютсекен и Хасар, за ними Чингисхан, следом девять телохранителей.
Бюрке-Чилгир, неторопливо поднялся с подушек, улыбаясь, направился к предводителю. – Сколько лет, сколько зим? Проходи, дорогой, присаживайся на самое почетное место.
Хасар остался у входа, Ютсекен, как бы нечаянно, оттеснил двоих нукеров идущих за своим нойоном. Остальные вошедшие воины Чингисхана окружили двух предводителей, уже обнимающих друг друга и хлопающих по спинам. Неожиданно Темучин зашел за спину оппоненту, захватив его шею в кольцо своих рук. Хасар в тоже время выхватил стрелу из колчана, висевшего за спиной, и воткнул ее в горло стоящего рядом нукера. Здоровяк Ютсекен схватил двух людей князя, пытающихся выхватить ножи из-за поясов.
Он с размаху ударил их друг об друга и бросил, словно тряпичные куклы, в сторону, приготовленную для гостей. Еще двое, вскочившие с пола на помощь своему господину, захрипели, пытаясь вытащить из груди стрелы, посланные Хасаром.
- Ну что скажешь, собака?!- прогремел голос хана, направляющего лицо заговорщика в сторону ямы, образованной в коврах отброшенными телами. Раздался характерный щелчок лука и еще два человека князя упали на окровавленный пол. Следом прозвучал хруст позвонков, безжизненное тело Бюрке-Чилгира упало у ног полководца.
- Взять остальных, - приказал он, - казнить в назидание тайджиутам.
- Десять лет назад я покарал их князей за подлое нападение, но они забыли об этом!
Теперь ты, брат, будешь их господином, - указал Чингисхан на Хасара.
- И помни, что недержание слова со стороны правителя является гнусностью.


Вот и пришло время собираться Тимуру обратно в дорогу. Взяв всё необходимое, он заключил мать в объятия и отправился ставить точку в получении образования. Хотя юноша чувствовал уверенность в своих силах, он начал понимать, что формальные знания еще далеко не все. Чтобы разобраться в жизни, понять её суть, нужно искать истину повсюду, постоянно, возможно потратив на это все подаренные судьбой годы.
Чтобы скоротать время Тимур начал просматривать последние данные. Его заинтересовали статьи доктора исторических наук Кадырбаева А.Ш. об Орде, как предтече Российской империи. Он писал: «…Русь имела в лице метрополии, каковой для нее была Золотая Орда, духовную и военную поддержку в многочисленных войнах со своими северо-западными соседями, такими как Шведское королевство и немецкий Тевтонский орден, Польша и Великое княжество Литовское, Венгерское королевство. Галицкая Русь, Волынь, Черниговское и другие княжества, бывшие вне покровительства Орды, стали жертвой католической Европы, объявившей крестовый поход против Руси и ордынцев».
Спорная теория, подумал Тимур, поначалу все было не так. Может, впоследствии политика изменилась, ведь многие Чингизиды приняли другое вероисповедание со временем. Тем не менее, некоторые ученые действительно так считают.
«По мнению российских историков, сторонников теории евразийства (П.Н.Савицкого, Г.В. Вернандского, Гумилева Л.Н.), русские были спасены от физического истребления и культурной ассимиляции Запада лишь благодаря включению в Монгольский улус».
Тимур перешел к исследованиям других авторов. Ремизовым найдены на Енисее образцы древнетюркского рунического письма, напоминающие обнаруженные в местах проживания булгар, река Волга, и найденные в Минусинске. Аналогичная письменность обнаружена Н.М.Ядринцевым на месте развалин Хара-Хорина (Каракорума, основанного Чингисханом в 1220 году), расположенных на правом берегу реки Орхон.
Юноша задумался. Равномерное покачивание вагона и стук колес немного отвлекли от мыслей. Когда же он вновь сосредоточился, то понял, что грезит.
Вновь ему привиделся старик, который тогда, в первый раз, махал ему рукой.
Теперь он спокойно разговаривал с Тимуром, понимающим его речь.
- Наши шаманы пользовались древним тюркским языком, пока мы не перешли на уйгурское письмо. Твой отец нашел стелы, где была написана правда о Чингисхане, но хитрые сунцы узнали об этом и пленили. Они преследуют меня и после смерти.
Знай, что твой отец жив, а я никогда не стремился к роскоши и следовал умеренности, заботясь о народе, как о своих детях.
- Помни, мой дальний предок, только познав свою природу, можно приблизиться к Небу и Земле. Прощай.
- Куда вы теперь, Повелитель?- спросил юноша видение, но образ растаял, как дымок от свечи.
Однако Тимур уже знал, куда направить силы после окончания института. Перед тем как отбыть на место после распределения, он попробует заняться поисками отца. В наш век это не так сложно. В свободное время можно писать роман, ведь материала у него предостаточно.

                                                              Часть  2
Все мы оттуда:
Из старинных песен,
Из мифов и легенд,
Из сутр,
которые оставил Будда.

Сдача экзаменов произошла успешно. По их результатам и сданным дипломным проводилось будущее распределение педагогов. Тимуру предложили работу в одной из престижных школ областного центра. Однако он отказался от предложения и попросил перевода в небольшой городок, где проходил преддипломную практику.
Глядя на удивленные лица преподавателей, юноша думал: «Как же далеки они от реальной жизни».
До начала учебного года оставалось много времени; Тимур решил использовать его с пользой. Один из студентов, его хороший приятель, поведал, что читал объявление о наборе рабочих для экспедиции в Монголию. Тимур не скрывал интереса к археологии и древним культурам, поэтому согласился сходить с товарищем в рекрутирующую организацию за подробностями.
В оговоренное время молодые люди зашли в небольшой офис. Они отстояли небольшую очередь, чтобы узнать, что некий профессор из Петербурга, академик, договорился с монгольским правительством об экспедиции. В целях экономии рабочих решили нанять из региона возле границы.
Так как юноши окончили институт по идентичной специальности, то они уже как бы являлись неплохими работниками. Несмотря на небольшую оплату, будущие педагоги согласились на сезонную работу, подписали контракт. Ребятам хотелось повидать мир, ощутить новые впечатления, пообщаться с людьми иного мировоззрения.
Одним словом им достался шанс, который редко выпадает обыкновенному человеку.
После сдачи необходимых документов юношам дали неделю на подготовку. Тимур отправил официальное письмо директору школы, в которой проходил практику под руководством Трошкина Семена Павловича, позвонил матери. Напарник, живущий неподалеку, пригласил эту неделю провести у него дома. Тимур неплохо знал бурятский язык и Николай, сокурсник, хотел использовать это обстоятельство для изучения монгольского, в них много общего.
Вскоре экспедиция, в составе трех тяжелогруженых грузовиков, выехала из города. Профессор расположился в кабине первого, поэтому нанятые рабочие видели его только мельком, при посадке. Юношам пришлось устраиваться в последнем грузовике, среди различных мешков и коробок. Рядом с водителем сидели две женщины неопределенного возраста: врач и заместитель начальника экспедиции по хозяйственной части - Елена Викторовна, их непосредственный начальник. Всего же отряд состоял из 15 человек, пятеро из них выехали из Петербурга. Остальные, как и бывшие студенты, были наняты на месте: проводники, шофера, грузчики. Позже ребята узнали, что грузовики с водителями были арендованы в одной организации, снаряжение в другой, продовольствие куплено в третьей.
Костяк экспедиции, во главе с академиком Иволгиным Юрием Андреевичем, прибыл в городок на легковой машине, которая осталась на время у знакомых. Главным заместителем профессора считался плотного вида мужчина средних лет, Аркадий Петрович. Судя по всему, он также работал с профессором в одном учреждении; был у Иволгина за бухгалтера, водителя, телохранителя, и еще бог знает кого.
В данный момент Аркадий Петрович расположился во второй машине с несколькими сотрудниками. Именно там находилось наиболее ценное оборудование и инструменты, которые везли с самого Петербурга.
Под монотонный гул двигателей ребята задремали. Неожиданно Тимур почувствовал необычную легкость. Ему показалось, что он сидит на лошади, а перед ним стоит крепкого сложения тридцатилетний мужчина с бородкой и меховой шапкой в руках.
- Здравствуй, Туглук Тимурхан, сын Дува-хана. Я согласен служить тебе на благо Моголистана. Мы же с тобой родственники, - сказал этот человек.
Тимур соскочил с коня и обнял говорившего. «Неужели, это я?» - подумал он.
Спешенные люди, стоявшие за ним, закивали головами и начали одобрительно перешептываться.
- Брат мой, я знаю, что ты опытный полководец. Скажи мне, что делать с восставшими кипчаками: идти самому на них или послать войско? – спросил Туглук у неизвестного.
Пригладив черную с рыжим отливом клинообразную бородку, тот с достоинством ответил: - Если пошлешь кого-нибудь, то будет две опасности; если пойдешь сам – одна опасность; умный человек тот, кто предпочитает одну опасность двум.
- Хорошо сказано, - обрадовался хан, - теперь вижу, что ты еще и мудрый человек. Пожалуй, я назначу тебя наместником Мавераннахра.

Тимур очнулся от сильного толчка; машину подбросило на какой-то большой яме. Видение пропало, он машинально начал тереть лоб и виски. Юноша непроизвольно проанализировал ситуацию. «Опять попал в средние века. Воины очень похожи на монголов; те же одежды, оружие, стяги. Разве только тот с бородкой, скорее похож на турка. Интересно, кто он? К чему вообще все это?»


Когда начало темнеть, небольшой караван притормозил у развилки и свернул на проселочную дорогу. Вскоре машины остановились.
- Привал! – объявил профессор и люди, не торопясь, начали покидать нагретые места.
Наконец-то после гула моторов на них обрушилась тишина, прерываемая птичьими разговорами и стрекотом насекомых.
- Сегодня ночуем в машинах, - скомандовал Аркадий Петрович. – Прошу подобрать спальные мешки.
Затем он распределил для всех обязанности на вечер. Ребятам досталась подготовка топлива для костра. Очень скоро началась готовка ужина. Так, в хлопотах, наступили сумерки.
Пока женщины накладывали в тарелки пахнущую дымом кашу с тушенкой, нарезали хлеб и овощи, профессор взял слово.
- А сейчас, дорогие мои, я постараюсь вкратце рассказать о целях нашей экспедиции. Вы, наверное, слышали о моих изысканиях в Средней Азии на территории бывшего Мавераннахра, входившего в Монгольский улус Чагатая, второго сына Чингисхана.
Теперь мы направляемся в Монголию, где надеемся найти ответы на многие вопросы, возникшие в ходе исследований.
Иволгин еще немного рассказал о своих прежних экспедициях, про книги, написанные на их основе, пока люди занимались едой. Затем все разделились на компании и разошлись. Профессор с Аркадием Петровичем остались у костра обсуждать хозяйственные вопросы. Через некоторое время к ним присоединились Тимур с товарищем.
Вскоре Иволгин обратился к Тимуру:
- Чем же вы озабочены, мой юный друг? Мне кажется, вас что-то мучает.
- Да, Юрий Андреевич. Ваша теория, что одним из движущих мотивов монголов был поиск свидетельств и истоков их культуры, очень меня поразила. Неужели это правда?
- Не стоит употреблять это слово в истории, мой юный философ. Здесь оно выступает совсем в ином качестве. Пора бы уже это знать; в те времена истина рассматривалась под другим углом.
- Вы пишите, что в 1223 году три тумена монгольской армии прошли через Кавказ по следам гуннов, в поисках захоронения Атиллы, своего дальнего предка. Но ведь они не дошли до Паннонии.
- Разумеется, ведь при переходе через Кавказ их встретил далеко не теплый прием.
Сначала аланы, затем половцы, близкие монголам по предку Огузу, оказали жестокое сопротивление. Русские полки помешали вторжению Субэдэя и Джебэ в Венгрию; тогда монголы направились к булгарам, этнически близкому народу. Там они также получили отпор. Воевать с Хорезм-шахом Мухаммедом-2 в Средней Азии, Чингисхан тоже не собирался, но обстоятельства сложились таким образом, что война стала неизбежной. Согласно «Огуз – Наме», монголы (мовалы) произошли от рода тюрков, то ли изгнанных, то ли посланных с какой-то миссией к реке Тола (Тугла), впадавшей в Селенгу. По всей вероятности, их верхушка решила, что пришло время вернуться к истокам. Согласно тюркским легендам, Огуз завоевал значительную часть мира. Вполне возможно, что для монголов это явилось значительной мотивацией для военных походов.
- Но ведь Огуз, по всей вероятности, не владел землями Китая.
- Тогда еще не было единого Китая, на той территории существовало несколько государств с различными названиями. Чингисхан, несомненно, являлся замечательным полководцем, он понимал, что Цзинь, Сун, Си Ся, к которым имелись давние счеты, не позволят северному государству кочевников стать сильным. Гунны (сюнны), далекие предки монголов, вели ожесточенные войны с ханьцами. А ведь известно, что степные народы из поколения в поколение передавали память о нанесенных обидах, завещая потомкам месть. Поэтому многие их, поначалу как будто случайные, действия, следует рассматривать именно с этой позиции. Человеческий фактор в те времена играл огромную роль. К сожалению, осталось мало свидетельств о деятельности племен в степях Забайкалья и Монголии до нашей эры. Мы знаем только, наверняка, что во второй половине 2 тысячелетия до н.э. там сложилось огромное объединение, имеющее единую духовную культуру.
- Что вы думаете по поводу, так называемого, монголо-татарского ига на Руси?
- В свое время Атиллу прозвали «бичом божьим». Однако известно, что многие племена, в том числе славянские, входили в его союз. Потом, монголы в течение сотен лет многому научили русских. Что было б сейчас на территории России, если не походы Батыя в 1237 -1240 годах? Ряд небольших государств, наподобие тех, что существуют в Европе или ряд стран, зависимых от Германии, Польши, Швеции.
- Вы думаете, наши прадеды учились у монголов?
- Чему-то они научились, раз сам Тамерлан не захотел связываться с ними в 1391 году, после разгрома Тохтамыша и взятия Ельца. Он, несомненно, знал, как русские разгромили армию Бегича, полководца Мамая, в 1378 году, и самого Мамая в 1380 году на Куликовском поле. Тамерлан был в то время самым талантливым полководцем. Он многое перенял у Чингисхана, как бы являясь его преемником, побеждая отнюдь не числом. В 1402 году Тимуру удалось разбить и пленить при Ангоре османского султана Баязида Молниеносного, считавшегося до этого непобедимым.
- Но ведь Тимур помог Тохтамышу свергнуть Мамая с престола Золотой Орды.
- Действительно, сначала Тохтамыш был вассалом знаменитого полководца, затем пошел против него. В 1399 году он даже сражался на стороне Великого княжества Литовского против Тимур-Кутлуга и Едыгея, полководцев Тамерлана.
Тут слово взял Аркадий Петрович, помощник профессора:
- Не пора ли нам отдыхать, ведь завтра предстоит дальняя дорога. У вас еще будет время поговорить. Не правда ли, Юрий Андреевич?
- Действительно, что-то мы заговорились. Отдыхайте, молодые люди, впереди у нас много работы.

Этой ночью Тимуру привиделся сон, отчетливо запомнившийся, словно кинофильм, просмотренный несколько раз.
Он сидел на лошади в полном боевом облачении, во главе небольшого отряда.
«Как встретят в Хорезме?» - терзал странный вопрос.
Неожиданно впереди показались клубы пыли. К ним с гиканьем, во весь опор, летели два всадника. Они что-то кричали.
«Впереди опасность!» - сразу понял юноша.
- Приготовить стрелы, - приказал он людям. – Ждать моего сигнала.
- Ульджай, спрячься там, - показал Тимур в направлении небольшого оврага женщине с закрытым лицом, следующей с ними. – Я знаю, мы должны сразиться с сильным противником и победить. Это я прочитал в Коране, значит так и будет.
Пятьдесят человек остались на месте в ожидании врага, остальные десять, спешившись по приказу командира, рассредоточились с луками вокруг. Вскоре топот копыт заглушил окружающие звуки. На расстоянии полета стрелы конница остановилась, вперед выехал воин в малиновом халате с серебряными пластинами на груди:
- Это я, Таваккал, правитель Хивы! Меня послал Ильяс-ходжа, чтобы остановить тебя. Вы должны сдаться, Амир Темур, иначе смерть!
- Хорошо! – крикнул в ответ юноша, мы сдаемся!
Он соскочил с коня и приказал своим людям спешиться. Вражеский отряд, намного превосходивший их численно, начал приближаться. Чуть выждав, Тимур мгновенным движением скинул из-за спины лук и выпустил стрелу в Таваккала. За его спиной защелкали тетивы остальных воинов. Ожидавшие отпор враги все же упустили момент атаки. Пока они восстановили боевой порядок, около сотни бойцов вышли из строя.
Спешенным лучникам Тимура было легче поражать конные мишени и маневрировать.
Кони же врагов бешено ржали и крутились, мешая друг другу.
В этот момент по толпе повели стрельбу скрытые по флангам остальные воины. Началась еще большая сумятица. Воспользовавшись заминкой, люди Тимура вскочили на своих коней и бросились на противника. Вскоре оставшиеся в живых схватились в смертельной схватке. Отряд Амира сплотился в единый кулак и, как ножом, рассекал вражескую полутысячу, оставшуюся без командира.
Бой продолжался около часа. Прорвавшийся через хивинскую конницу небольшой отряд Тимура составлял десять человек. Остальные погибли, но деморализованный враг, в количестве полусотни всадников, не решился испытывать судьбу. Они покинули место боя.
Посадив Ульджай на лошадь, остатки подразделения Тимура продолжили свой путь.
После нескольких дней блужданий в хорезмских степях отряд уменьшился до семи человек и четырех лошадей. Внезапно их окружили всадники местного правителя Алибека. Видя бесполезность сопротивления, Тимур сдался. Он был в хороших отношениях с Мухаммадом, братом бека и рассчитывал на достойный прием. Однако тот приказал посадить их в темницу.
Два месяца провел Тимур в заточении, надеясь, что Алибек образумится. Во сне время пролетело очень быстро, но юноша чувствовал, что человек, в чью жизнь он вмешался по воле случая, испытывает большие лишения. Однако местный князек не менял своего решения, и Амир Темур не выдержал. Во время очередной проверки он выхватил меч из ножен одного солдата и кинулся на остальных. Те в страхе бежали. Пленник направился прямо в покои Алибека.
- Как смеешь держать меня в этом клоповнике, - грозно воскликнул он. – Ты пошел против воли Мавераннахра и своего брата. Стрела Аллаха настигнет тебя.
- Что с тобой, Темур? - в страхе отвечал бек. – Я вовсе не хотел причинить тебе зло. Наместник Ильяс-ходжа приказал убить, я не знал, что делать.
- Ты сейчас же отпустишь меня и моих людей. Я отдаю большую часть своего имущества и обещаю еще несколько раз по столько. Докладывать Ильяс-ходже о моем пленении не обязательно.
- А как же приказ правителя. Ведь ты поднял знамя измены.
- Это все ложь и наветы из-за того, что я спас Мавераннахр от грабежей и насилия. Я сохранил верность Туглук Темур-хану и Аллаху.
- Хорошо, хорошо, я верю тебе. Ты храбрый и достойный бахадур. Отпускаю вас в надежде, что уста не произнесут ненужных слов для неподходящих ушей. Надеюсь также, что ты выполнишь обещание и не забудешь посетить мое скромное жилище.
- Разумеется, достойнейший брат моего друга.
После клятвы на Коране Алибек отпустил узников, дал им в дорогу лошадь и верблюда. Вскоре Темур со свитой вновь оказались в степях Хорезма. Через некоторое время его отряд составлял 60 всадников.
Что произошло дальше, юноша, практически, не помнил.


Дымок от курений, бормотанье молитв, -
Сколько побед и проигранных битв.
Время застыло в храмах богов,
Забыв про героев в обители снов.

Ребята проснулись от крика Аркадия Петровича:
- Отряд, подъем!
Тимур не стал сразу выскакивать из спального мешка, как его товарищ. Он решил проанализировать сон, пока подробности не забылись в суете наступающего дня. Юноша уже понял, что подобные видения несут определенную информацию, причем вполне достоверную, вот только для чего. Этого он не знал, хотя какое-то скрытое чувство и шевелилось, тянулось из глубин на волю, на свет.
Решив немного отвлечься от смутных мыслей и сосредоточиться на реалиях настоящего, Тимур решил прогуляться возле лагеря, пока готовился завтрак. Он приглядел неплохую полянку и, сделав несколько разминочных упражнений, стал прорабатывать комплекс тайцзи-цюань.
Мягкое дыхание, плавный ритм движений расслабляли сознание, настраивали на положительное восприятие. Неожиданно юноша почувствовал, что за ним наблюдают. Он спокойно закончил комплекс, затем, не спеша, направился к машинам. Краем глаза Тимур зафиксировал фигуру Аркадия Петровича. «Интересно, что он там делает?» - мелькнула мысль.
Во время завтрака Тимур не выдержал и задал профессору мучивший его вопрос:
- Юрий Андреевич, а в какое время в Мавераннахре правил Туглук Темур-хан?
- В 14 веке, мой юный исследователь, - старательно прожевав, ответствовал историк. – А почему тебя это интересует?
- Так, приснилось что-то.
Профессор и Аркадий Петрович переглянулись при этих словах.
- Значит, Амир Темур и Тамерлан одно лицо? – утвердительно спросил молодой человек еще раз.
- Да, народ дал ему это имя, что означало: Зенит величия государства. Поначалу он находился под властью Туглука, потомка Чингисхана, но через некоторое время сам стал управлять Улусом Чагатая. Тамерлан, как мы знаем, сделался к тому же властелином таких стран, как Иран, Туран, Рум, Магриб, Сирия, Египет, Ирак, Азербайджан, Хорасан, Джете, Хорезм, Хотан, Кабулистан, Хиндустан, и некоторых других. Это был великий полководец.
На этом их разговор прервали.
После завтрака и скорых сборов экспедиция тронулась в путь. День обещал быть жарким.
Границу преодолели довольно быстро. Несколько монгольских солдат в защитной форме с автоматами за спиной проверили пару ящиков и мешков, сверив с описью, осмотрели полусонных пассажиров; караван тронулся дальше.
Незаметно лесные массивы сменились степью с густым травяным покровом, в котором изредка виднелись небольшие лошади с густой гривой или гурты овец. Кое-где торчали крыши одиноких юрт.
С наступлением сумерек машины достигли небольшой стоянки, где было решено устроить привал. Водители остались при транспорте, а остальные, взяв самое необходимое, направились к поселку, располагавшемуся поодаль.
- Там располагаются дацан и гостиница, в которой мы передохнем, - информировал людей Аркадий Петрович. – А завтра осмотрим место, где будут производиться раскопки. Это примерно в пяти километрах отсюда.
По пути к небольшой деревянной гостинице они увидели своеобразное кирпичное здание, напоминающие китайскую пагоду. Три этажа, постепенно уменьшающегося к верху объема, оставляли впечатление устремления к небу. Небольшая терраса на красных столбах, открытая со всех сторон, как бы приглашала зайти внутрь. Само здание было покрашено в белый цвет, а крыша, с загнутыми вверх углами, в желтый.
- А можно зайти внутрь? – поинтересовался Тимур.
- Разумеется, - поспешил ответить Аркадий Петрович, переглянувшись с профессором, - только зарегистрируемся в гостинице. Однако передвигаться по территории иностранного государства разрешается только группами, с уведомлением руководства.
После регистрации основная часть экспедиции осталась в гостинице, а Тимур с одним рабочим из бурятов, направились в дацан. Аркадий Петрович пошел с ними за компанию.
Войдя в помещение, освещенное пламенем свечей, они поклонились сидящим по-турецки монахам в желто-красном одеянии и попросили разрешения войти. Один из них, сидящий поодаль на небольшой подушечке, кивнул и развел руками.
Трое посетителей подошли к статуе Будды, расположенной в глубине, став на колени, принялись кланяться, соединив ладони вместе. Выполнив положенную процедуру, они присели недалеко от входа, скрестив ноги вместе.
Бурят принялся читать молитву, направленную к Всевышнему; Тимур с помощником профессора сидели тихо, прикрыв веки. Постепенно запах благовоний, и монотонный речитатив привели юношу в пограничное состояние.


Вскоре перед взором Тимура отчетливо предстал человек средних лет в старинной одежде. Похожего он видел в поезде после возвращения в институт с каникул.
- Кто это может быть? – возник тревожный вопрос.
- Ты знаешь моего отца, - ответил незнакомец по-монгольски, – я же хочу говорить о твоем. Он жив, сидит в тюрьме.
- Кто вы? – растерянно спросил юноша.
- Меня называли Толуем, но это не важно. То, что тебе нужно, находится не здесь. Скоро ты встретишь Проводника, который укажет путь к Хурмузду.
Видение пропало, и Тимур открыл глаза. Все оставалось по-прежнему, монахи сидели в тех же позах, читая молитвы в скромно освещенном помещении дацана. Напарники юноши находились рядом, прикрыв глаза; вокруг царили мир и покой. Вот только старший из монахов, сидящий на подушечке, словно испарился.
«Странно все это», - подумал Тимур и потихоньку встал. Следом потянулись Аркадий Петрович с пожилым бурятом. Они поклонились статуе Будды, вышли наружу.
По дороге к гостинице все трое молчали, углубившись в свои мысли.
В одном номере с Тимуром располагался товарищ по институту, еще два члена экспедиции. Кроме Сергея, все спали.
- Ну, как тебе там, дружище, понравилось? – спросил бывший сокурсник.
- Не то слово. Спать, правда, хочется.
- Ложись. Завтра все расскажешь.
На этом еще один день их путешествия закончился. Тимур немного поворочался, раздумывая над непонятными словами призрака в храме, вскоре крепко заснул.

Ранним утром Аркадий Петрович разбудил членов экспедиции со словами:
- Пошевеливайтесь, товарищи. Завтракать будем на рабочем месте.
Скорым шагом отряд направился на работу. Примерно через час они находились у цели. Машины с инструментом и оборудованием уже располагались там. Общими усилиями установили палатки, выгрузили необходимое. Завтрак было решено сделать на скорую руку, из консервов.
- Это место, - указывал рукой профессор, пока подчиненные принимали пищу, - мы обнаружили с помощью космического спутника. Оно напоминает недавнюю находку японцев в Монголии. Вполне возможно, здесь находится захоронение одного из знатных Чингизидов. Нам впервые разрешили провести раскопки в данной области, где еще не ступала, так сказать, нога историка. Народная Республика любезно согласилась предоставить эту честь нашей экспедиции, на определенных условиях. Поэтому постараемся, как говорится, оправдать доверие.
Поначалу район, огороженный колышками, обошли специалисты с приборами. Они сделали пометки в своих бумагах, некоторые места выделили вешками с фосфорицирующим составом. Затем Аркадий Петрович раздал рабочим инструмент и указал фронт работ. Начались поиски первого культурного слоя. Профессор расположился возле валунов, заросших травой. Остальные занялись установкой лагеря, немного в стороне от района раскопок.
Тимуру с товарищем достался участок неподалеку от каменных обломков, тщательно очищаемых Иволгиным. Юноши с энтузиазмом принялись за работу. Сухая земля поддавалась с трудом, через пару часов они уже обливались потом.
- Молодые люди, - обратился вдруг к ним профессор, - нужна ваша помощь.
Им удалось втроем поднять довольно увесистую плоскую глыбу, на которой после первичной обработки проступали необычные письмена.
- Похоже на колофон, - тихо произнес Юрий Андреевич, проведя ладонью по каменной поверхности.
В этот момент Тимур увидел пожилого монаха из вчерашнего дацана. Он стоял перед районом раскопок и пристально глядел на него.
- Сергей, смотри. Ты видишь его? – воскликнул юноша, не в силах отвести взгляд от служителя Будды.
- О ком ты? – удивленно спросил товарищ.
- Что случилось? – заинтересовался профессор.
Тимур взволнованно оглядел все вокруг: - Только что здесь был человек. Куда он мог деться?
- Вам что-то привиделось? – спросил Иволгин. – Я слышал, в этих местах часто бывают миражи.
После обеда раскопки еще продолжались около двух часов. Затем начали подводить итоги. Уже появились первые находки, были обнаружены развалины нескольких строений, профессор с удовлетворением хлопотал возле своих камней с надписями.
Он сделал несколько фотоснимков и сейчас, вручную, переносил информацию на бумагу.
Люди потянулись в лагерь, откуда приятно пахло дымком. После небольших д****ов и чаепития отряд отправился в гостиницу, оставив для охраны пару человек.

Глава 6

К вечеру Тимур отпросился у Иволгина для посещения монгольского храма.
- Скучаешь по отцу? – поинтересовался профессор.
- Вы знаете? – удивился юноша.
- Конечно, - ответил тот, - мы ввязались в серьезное дело, и я должен знать, по возможности, все. А с твоим батюшкой довелось работать вместе. Он нашел какой-то артефакт, после чего неожиданно пропал. Очень странная история. Надеюсь, ты будешь осторожен.
- Разумеется, Юрий Андреевич.
В дацан они пошли вдвоем с Сергеем, усиленно интересовавшимся буддизмом не только в рамках институтской программы. После стандартного ритуала молодые люди расположились неподалеку от входа, пытаясь отрешиться от земных забот. Однако вскоре Тимур почувствовал появление утреннего незнакомца. Он открыл глаза и увидел жест, которым монах старался привлечь его внимание.
Шепнув товарищу пару слов, юноша направился к настоятелю этой обители.
- Вы меня звали, святой отец? – тихо спросил Тимур у него.
- Да, мой друг, я давно жду тебя, - ответствовал по-бурятски монах.
- Но зачем? И не вас ли я видел сегодня утром?
- Ты очень похож на своего отца; я хорошо знал его. Утром мой дух приходил к тебе, чтобы предупредить.
- Я ничего не понимаю. Но ведь кроме меня никто не видел вас там, - воскликнул юноша.
- Пойдем, Тимур, я кое-что расскажу тебе, - собеседник показал лестницу, ведущую на второй этаж. – Мы с твоим отцом искали ключ, ведущий к разгадкам многочисленных тайн, окутывающих монгольскую культуру. К сожалению, я был вынужден отлучиться на некоторое время, а когда приехал, он уже пропал.
Тимур направился вслед за монахом, с волнением и надеждой слушая его рассказ.
- Это было десять лет назад. Твой отец в составе одной из русских экспедиций участвовал в раскопках в пустыне Гоби. Он был хороший историк и честный человек. Я тогда помогал ему в качестве проводника. Затем он исчез. Мы провели расследование и выяснили, что его выкрали агенты китайского правительства. Известно, что он сейчас находится во Внутренней Монголии, где-то возле Эрен-Хото.
- Почему вы не освободите его! – воскликнул Тимур.
- Прости, сынок, мы пытались, но ничего не получилось. Китайцы категорически отвергают факт задержания известного ученого и его нахождение на территории КНР.
- Что же делать?
- Мы надеемся на твою помощь, - уверенно сказал монах. – Часто ли приходится видеть тебе вещие сны?
- Что вы имеете в виду?
- Наши жрецы ранее обладали необычайными способностями: видели прошлое и будущее. Этими способностями обладали некоторые вожди и полководцы. Например, Чингисхан, Чагатай, Толуй, Тамерлан, Бабур, немало других. Их называли Видящими.
Твой отец рассказывал о рождении сына, необычных явлениях сопутствующих этому,
много случаев, связанных с его сновидениями. Неужели у тебя не бывает странных видений и сейчас.
- Бывают, но я не понимаю их. Потом, вы же говорили о религиозных деятелях. А как же Чингисхан и другие? - попытался возразить Тимур.
- Ну, Основателя монголы и сейчас почитают святым. Что же касается других…
Помнишь, что писал Амир Темур в автобиографии: «Результат каждого предпринимаемого мною трудного дела был мне заранее известен: я узнавал то, что меня ожидает, по сновидениям». Многое утеряно с тех времен, однако некоторые ламы и шаманы старательно передают технику древних из поколения в поколение.
- Значит, несмотря на приверженность буддизму, вы придерживаетесь старой веры.
- Не совсем так. Скорее я стараюсь сохранить опыт и достижения предков на современной основе. Наши религии намного терпимей западных, допускается смешивание различных верований. Думаю, на сегодня достаточно, а то твоя охрана начинает беспокоиться.
- О ком это вы? – поинтересовался юноша.
- За тобой присматривает человек, с которым ты приходил раньше. Он сейчас неподалеку.
- Аркадий Петрович?
- Да. Но ты не должен его опасаться, он хороший человек.
- Он мой Проводник?
- Нет, твой Проводник – это я, - ответил лама. – Старайся наш разговор пока держать в секрете. Мы еще встретимся.
На этом беседа закончилась, вскоре юноши шли в направлении гостиницы.
По дороге Сергей задал товарищу несколько вопросов, но односложные ответы Тимура дали понять, что он не склонен к общению в данный момент.
Проводив приятеля, Тимур убедился, что монах был прав в отношении Аркадия Петровича. С окна второго этажа он увидел, как тот входил в гостиницу спустя некоторое время.


Встреча с ламой состоялась не так, как представлял Тимур; этой же ночью он беседовал с ним в сновидении. Юноша не мог вспомнить момента, когда настоятель появился, но отчетливо зафиксировал в сознании разговор.
- Вот мы снова встретились, - констатировал гость.
- Но каким образом?
- Ты разве не понял, я - Видящий, как и ты. К сожалению, твой отец не обладает этим даром, поэтому нам не удается его освободить. Нужна помощь.
- Чем же я могу помочь?
- Видящие обладают огромными возможностями. Неужели ты думаешь, что завоевание монголами большей части мира, в свое время, было случайностью. В каждом
значительном воинском подразделении были подготовленные жрецы, имеющие возможность связываться между собой на практически любое расстояние. Ты знаешь, как было завоевано царство Сун?
- Монголы и Сунская империя сначала вместе сражались против царства Цзинь. Затем воевали между собой с 1234 по 1279 год.
- Правильно, но они бы могли вести войну еще очень долго, если бы не поход Урянгэдэя со стотысячной армией через Индокитай. Четыре года понадобилось ему, чтобы пройти через пустыни Тибета, хребты Гималаев, с оставшимися солдатами (около 20 тысяч) напасть на Ханьчжоу с юга, в то время как столицу Сун с севера штурмовали отряды под руководством Байяна, полководца Хубилайхана. Кстати, Урянгэдэй был сыном Субэдэя, разбившего превосходящие силы русских и половцев на реке Калке.
- Вы хотите сказать, что скоординированные действия монгольских армий помогали им побеждать.
- Разумеется. Как сказано в трактате Сунь Цзы: «Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем заключения по сходству, нельзя получить и путем всяких вычислений. Знание положения противника можно получить только от людей».
Наши предки в совершенстве владели телепатией и ясновидением, как это сейчас называется. Не все конечно, избранные, но сам механизм был хорошо известен.
Тебе, как и некоторым другим, этот дар передался по наследству, по крови.
- Каким же образом я смогу применить данные способности для спасения отца?
- Видишь ли, мы знаем далеко не все. Каждый Видящий индивидуален; почему-то с одним высшие Сущности хотят иметь дело, с другим нет. Возможно, тебе захотят помочь. Потом, разве ваше руководство не сможет послать одного из своих людей в Китай по какой-нибудь надобности.
- Что вы хотите этим сказать? – удивленно спросил Тимур.
- Вполне вероятно, я почти уверен, что скоро ваша экспедиция получит запрос от китайского правительства. Можно уговорить профессора послать тебя с ответом. Вот и реальная возможность узнать что-нибудь об отце.
- В наш век Интернета и других технологий, такие сложности…
- Это дипломатическая почта, она передается по старинке.
- Тогда есть шанс, я согласен.
- Мы поможем уговорить Иволгина, дадим провожатых, обеспечим необходимыми документами.
- Думаете, у меня получится?
- Я же беседую с тобой. Постараюсь усилить твои возможности; еще есть время. Главная задача – узнать хоть что-нибудь и передать информацию.
- Мне нужно приходить в дацан?
- Не стоит привлекать внимание, будешь учиться во сне. Я покажу пока две мантры и научу ими пользоваться. Это поможет входить в состояние видения, усилит его мощность.
Вот первая: намо-ами-туо-фо. Произнеси ее, как я.
Тимур постарался произнести звуки в той же тональности и ритме. Он почувствовал, что учитель каким-то образом помогает ему, корректируя воспроизведение мантры.
- Повтори еще несколько раз, - потребовал лама.
Юноша послушно воспроизвел формулу. Его сознание расплылось, потеряло обычные свойства и границы. Дальше Тимур ничего не помнил.

Утром он проснулся бодрым и сильным, как никогда. Пожалуй, стоит сделать пробежку и зарядку, решил парень.
Поселок он прошел быстрым шагом, чтобы не привлекать внимание местных собак. Немного побегав, попрыгав, Тимур начал прорабатывать комплексы тайцзи-цюань и багуа-чжан в тени кустов неизвестного вида. Закончив, юноша уделил немного времени практике боя с тенью. Неожиданно рядом промелькнул чей-то силуэт; Тимур инстинктивно развернулся и занял оборонительную позицию.
- Совсем неплохо, - сказал стоящий рядом Аркадий Петрович в спортивном костюме.
- Хотя кое-чего не хватает.
- Это вы? – удивленно спросил Тимур, расслабляясь. – Я вот решил немного позаниматься. Чего же, по-вашему, не хватает?
- Умеешь ли реально применять технику, которую практикуешь? – поинтересовался заместитель профессора.
Юноша попытался объяснить применение отдельных приемов. Аркадий Петрович возразил на это: - А если противник окажет противодействие не по плану, каким-нибудь незнакомым способом?
- Можно применить варианты, продолжить атаку по иному.
- Не должно быть никаких вариантов, в реальной схватке на это может не хватить времени. Только спонтанные действия, которые нарабатываются работой с противником или его имитацией. Слышал что-нибудь о туйшоу, чи сао, в разных школах ушу они называются по-разному.
- Вообще-то я в курсе, но вот пробовать не довелось.
- Попробуй пока парное вращение одной рукой в горизонтальной плоскости.
Аркадий Петрович показал последовательность движений, некоторое время оттачивал технику вдвоем с Тимуром. Они несколько раз поменяли стойку и руки.
- На сегодня хватит. Завтра покажу работу двумя руками по вертикальному кругу. Здесь главное – выработка чувствительности, а не силы. Но я уверен, у тебя получится.
На этом тренировка закончилась.

До обеда все члены экспедиции старательно трудились на указанных участках. После разработки первого культурного слоя начали вырисовываться контуры довольно большого строения.
- Совпадает со снимками из космоса, - радостно объявил Иволгин, - похоже на мавзолей, который нашли японские ученые в районе Аврага у деревни Делгерхаан. После обеда займемся расчисткой фундамента.
Но после полуденного приема пищи профессор отвел Тимура в сторонку и негромко сказал: - Нам только что поступил запрос от правительства Китая. Дело довольно серьезное, и мы посоветовались с монгольскими чиновниками. Они рекомендовали послать кого-нибудь с официальным сообщением, с документами, доказывающими наши полномочия, как положено в таких случаях. Что скажешь, если мы предложим твою кандидатуру?
От удивления Тимур потерял дар речи. «Намо-ами-туо-фо», - про себя проговорил он мантру учителя.
Из странного состояния, в которое впал юноша, его вывел следующий вопрос профессора: - Что с вами, мой друг?
- Мне показалось, что я нахожусь одновременно в двух местах.
Иволгин с интересом поглядел на собеседника: – Что же вас так озадачило? Монгольская сторона предложила помощь в этой щекотливой ситуации. Известно, что китайцы щепетильно относятся к вопросам истории и культуры. Наверное, поэтому они требуют официального подтверждения наших полномочий. Вы молоды, не имеете регалий, хорошо знаете язык, да и монгольские товарищи благосклонно отнеслись к вашей кандидатуре.
- Не совсем понятно, почему китайцев интересуют дела иностранного государства?
- Дипломатия. Были времена, когда эти территории принадлежали Поднебесной. Хотя я считаю, что современное китайское государство не могло состояться без монгольской экспансии, как собственно, многие другие страны. Начиная с 12 века, именно кочевники Прибайкалья перекраивали мировую карту в соответствии со своими интересами.
- А как же ситуация в Балтийском регионе? Я читал что, начиная с 1230 года, на территорию Белоруссии мигрировало около полумиллиона поруссов и русинов Полабья под давлением немцев и поляков. Предводитель переселенцев Рингольд, затем его сын Миндовг, создатели Великого княжества Литовского, неоднократно разбивали крестоносцев, пропагандирующих лозунг «Drang nach Osten». Кстати утверждают, что знаменитый Рюрик, который явился в Новгород с дружиной в 9 веке, из тех же мест.
- Картина действительно схожая. Славянам-русинам Поморья тоже приходилось воевать с несколькими противниками одновременно, им удалось создать большое государство, которое через несколько веков развалилось. Парадоксы истории. Но мы отвлеклись, юноша. Что скажете, если я официально предложу вам работу в нашем институте. Вы ведь любите историю?
- То есть я поеду в Китай с миссией, как сотрудник института?
- Совершенно верно.
- А когда планируется поездка?
- Через пару дней. Вас будут сопровождать служители Будды, у них дела с местными единоверцами. Вы поедете поездом до Эрляня, он же Эрен-Хото во Внутренней Монголии. Передадите бумаги местным властям и, по возможности, сразу назад. Ничего сложного.
- Хорошо, Юрий Андреевич. Но я бы хотел продолжить участие в нынешних раскопках.
И потом, меня ждет работа в школе.
- До великого момента стать учителем истории у вас еще будет много времени.
- Вообще-то да.
- Ну и чудненько. Значит, мы договорились.

Два дня пролетели незаметно. Еще две тренировки Тимур провел под руководством Аркадия Петровича, который научил парной работе двумя руками по вертикальным траекториям и практическому применению этой техники. Он утверждал, что главное научиться чувствовать силу и слабость противника и действовать в соответствии с этим. То есть, когда соперник нападает, применять принцип инь, когда отступает, технику ян.
Еще одно необычное занятие юноша провел с ламой. В сновидении тот показал, как правильно воспроизводить мантру «ом-мани-падме-хум». Тимур знал, что с помощью небольшой молитвы тантристы соединяются с высшими силами, но оказывается это также мощный инструмент для настройки Видящих.
Осталось в последний раз посетить дацан для знакомства с попутчиками и прощания с настоятелем. Его ожидала многообещающая поездка в Китай.


Лама спокойно смотрел на Тимура, в этот раз тот пришел один. С Иволгиным все было согласовано, документы для китайской стороны подготовлены. Единственное, что паспорт
юноши оформили на чужую фамилию. С этой временной мерой ему пришлось согласиться, на всякий случай, как объяснил Аркадий Петрович.
- Ну что, мой младший брат, все идет, как я обещал? – ласково спросил наставник, когда они поднялись наверх.
- Да, святой отец, ваша прозорливость продолжает меня удивлять.
- Скажи, а не было ли у тебя в последнее время необычных видений, не посещал ли кто тебя?
- Кроме вас, никого. Правда, несколько дней назад был человек, который называл себя Толуем.
- О чем же была беседа? – заинтересовался монах.
- Он сказал, что скоро я встречу Проводника, который укажет путь к хурмузду.
- Так именно и сказал?
- Ну да. Я думал, что вы знаете путь к отцу. Ведь он это имел в виду?
- Может быть. Оставшиеся без тела не говорят, как обычные люди. Иногда нужно понимать их буквально. Может быть, он имел в виду не человека, а место, где его искать.
Подожди немного, давай подумаем.
Некоторое время они сидели, прикрыв глаза. Затем наставник внезапно хлопнул в ладоши и сказал: - Кажется, я вспомнил. Действительно есть такое место во Внутренней Монголии. Это небольшой оазис в пустыне Гоби. Говорят, что китайцы построили там какой-то секретный объект. Посиди немного, пока я посовещаюсь кое с кем в Улан-Баторе.
Пока Тимур просматривал старинные рукописи в кабинете ламы, прошло около часа.
Наконец монах появился: – Они там организовали что-то наподобие эзотерического исследовательского Центра. Информация скудная, но известно, что на них работают специалисты по истории, религии, мастера цигун, и так далее. Вполне возможно, твой родитель находится в этом месте.
- Как же мы попадем туда? – встревожился юноша.
- Читал ли ты древних греков? – поинтересовался наставник. – «Бойся данайцев, дары приносящих». Наши коллеги придумали изящный план. Мы предложим китайцам уникальные документы 18 века: переписка между правительством Поднебесной и бурятским анклавом о присоединении к империи. Они должны очень заинтересоваться, но мы поставим небольшое условие.
- Что за условие? – после небольшой паузы, спросил Тимур.
- Передача должна состояться из рук в руки. Мы должны убедиться, что передаем рукописи настоящим ученым, а не продажным политикам. К тому же при документах на некоторое время останется наш переводчик, чтобы подтвердить правильность перевода и его толкование. Таковы будут условия.
Некоторое время они помолчали. Затем юноша добавил: - Этим переводчиком стану я.
- Правильно, - подтвердил лама, - хотя у тебя еще недостаточно опыта. Зато сможешь найти общий язык с нашим знакомым.
- Вы думаете, получится? – с надеждой воскликнул Тимур.
- Надеюсь, - с вздохом ответил собеседник, - не просто так ведь его изолировали. Мы оформим тебя членом нашей обители. Пока они разберутся, что ты не настоящий монах, может быть, успеешь повидаться с отцом. Вряд ли у них есть лучший специалист по этой теме. И не забудьте зайти к нашим единоверцам по указанному адресу, подстраховаться на всякий случай. Остальные инструкции у твоих попутчиков. Прощай, мой младший брат, буду ждать от тебя известий.
Было решено собраться утром следующего дня на выезде из поселка, где за делегацией заедет грузовик. Профессор гарантировал транспорт с сопровождением до железнодорожной станции; обратную доставку обещала монгольская сторона. Таким образом, обе заинтересованные стороны пришли к соглашению. Вот только, кто больше выигрывал от этой операции, было пока неизвестно.

Ночь прошла спокойно, по крайней мере, Тимур ничего не запомнил из своих сновидений. Рано утром члены делегации встретились в обусловленном месте с небольшим багажом. Вскоре они направлялись к железной дороге в кузове машины, делясь впечатлениями и последними напутствиями. В кабине расположились водитель с Аркадием Петровичем, что почему-то смутило Тимура. Он не ожидал такой опеки.
В поезде, шедшем из столицы Монголии, в указанном вагоне, они встретили курьера с документами. Аркадий Петрович с сотрудником остались на вокзале; юноша долго провожал взглядом их фигуры, озаренные ярким солнцем.
После просмотра документов, трое монахов расписались в бумаге о получении, и курьер покинул поезд на следующей остановке. Его миссия была окончена, приключения Тимура только начинались.


Чью-то участь облегчить уже не смогу, -
Сладко пахнущий лотос назначен врагу.
Нам остается лишь снег собирать,
В серебряный ковш горстями кидать.


Границу преодолели без каких-либо проблем. Китайские пограничники вежливо попросили предъявить документы. Узнав, что перед ними служители Будды, поклонились в знак уважения; поинтересовавшись конечным пунктом приезда, таможенники продолжили проверку в следующих вагонах. «Все-таки религия – большая сила», - подумал Тимур.
В Эрляне их уже поджидал человек из местной буддийской обители. После положенных приветствий они прошли к остановке, и вскоре на автобусе, разрисованном разноцветными иероглифами, продолжили поездку к единоверцам.
В небольшом храме жило около тридцати монахов. Его настоятель, пожилой человек в желтом одеянии, принимал гостей в небольшой светлой комнате, заставленной фигурками различных китайских богов и святых.
- У нас сейчас идет небольшой ремонт, но места для братьев хватит. Как поживает ваш наставник, мой старинный друг? – начал беседу хозяин, предлагая зеленый чай в небольших чашках.
- Хорошо, - ответил старший из делегатов, - нам бы связаться с местными властями. Вы, наверное, в курсе этого дела?
- Да, да, - покивал головой собеседник, - немного. Значит, вам хочется, чтобы китайские ученые ознакомились с перепиской.
- Считается, что время для этого пришло.
В неторопливой беседе час прошел незаметно. Настоятель успел проглядеть документы и узнать все, что ему хотелось. Затем он позвонил по телефону. После небольшого разговора положил трубку.
- Ну вот, теперь остается ждать; чиновники принялись за работу. Значит, вы будете толмачем при этой переписке? – посмотрел настоятель на Тимура. Парень кивнул головой.
- Ну что ж, так, наверное, нужно, - закончил разговор служитель.
В этот момент позвонил телефон. Глава обители поднял трубку. Обронив несколько фраз, он подозвал старшего из монгольской делегации. Около пяти минут тот вел разговор по телефону с неизвестным представителем китайского правительства.
- Ну, как? – спросили остальные после окончания беседы.
- Интересовались нашими личностями, документами, условиями получения. Сегодня должны подъехать два чиновника для переговоров.
- Они согласны на наше предложение? – поинтересовался Тимур.
- Их что-то смущает. Потом, в первую очередь китайцам нужны данные по археологической экспедиции, - ответил монах.
К вечеру к монастырю подъехала машина, похожая на уазик, в которой находились двое представительных мужчин в европейских костюмах, кроме водителя. Они степенно вышли из джипа и направились к входу.
Сначала китайцы и монгольская делегация обменялись дежурными улыбками и приветствиями. Затем завязалась беседа и беглый просмотр бумаг, монахи также хотели знать фамилии и должности прибывших чиновников. Настоятель присутствовал при этом в качестве хозяина и посредника. Первый интерес гостей был удовлетворен, они получили всю имеющуюся информацию по российской экспедиции. А вот по второму пункту возникли осложнения. Увидев настоящую переписку 18 века, представители китайского правительства заметно заволновались. Один из них достал лупу и стал тщательно рассматривать подписи, печати, текст. Второй принялся куда-то звонить и говорить на неизвестном китайском диалекте. Затем он позвонил еще нескольким лицам. Первый все это время не отрывался от папки со старинными документами.
Наконец они приняли решение. - Мы пришлем за человеком с перепиской машину, как был уговор, но нужно немного подумать. Подождите, пожалуйста, до завтра.
Действительно, ранним утром гостей, ночевавших в одной из комнат, разбудил мальчик. – Наставник просил вас зайти к нему, попрощаться. Приехали важные люди.
Делегаты быстро оделись и прошли вслед за служкой во вчерашнее помещение. Там уже сидел один из китайских представителей. Он чинно вел беседу с главой монастыря.
- Вы готовы следовать со мной, молодой человек? – спросил гость по-монгольски, увидев Тимура.
- Да, уважаемый, - ответил юноша коротко.
В машине сидело трое, включая водителя. Тимур поместился рядом с невозмутимым китайцем, от которого пахло сладковатым запахом неизвестных благовоний. Со всех сторон, кроме лобового стекла, джип был закрыт, поэтому юноша видел только барханы, равномерно проплывающие один за другим по сторонам. Трудно было понять, в какую сторону они направляются, к тому же изнуряющая жара начала проникать в машину.
Тимур прикрыл глаза и начал проговаривать про себя мантры. Вскоре сознание юноши переключилось в другой мир, все чувства и ощущения пропали, перед ним возник облик Проводника, который вдруг стал расплываться и приобретать черты того старика в старинной одежде, который показывал ему на горы.
- Последователи мои, - сказало видение, - напрасно ищете кости своих предков. Вы найдете только пепел, где хранится дух; тела Великих монголов сжигали на священном огне, согласно обычаям древних. Однако вы узнаете правду о Чингисхане. Но бойтесь цзиньцев, мечтающих о мести. Тебе, молодой воин, грозит смерть; лишь Небо поможет спасти от злого умысла. Вспомни, как я один сразился с шестью всадниками, напавшими из засады. Только вверившись провидению, смог уцелеть и всех сразить. Доверься судьбе и ты.
Облик Покорителя Вселенной начал изменяться, приобретая черты настоятеля дацана.
Внезапный толчок заставил Тимура потерять нить видения. Очнувшись, он увидел, что сидит в машине, мотор которой уже не работает. Перед ними располагалось небольшое одноэтажное здание, в тени пары ветхих деревьев. Кругом пустыня, покрытая кое-где чахлыми травинками.
- Вот наш Исследовательский Центр, - известил юношу попутчик, открывая дверь джипа. Горячий воздух переливался вокруг, как бы двигаясь, что создавало ощущение ирреальности происходящего.
- Как вы тут умудряетесь работать? – удивился Тимур.
- А вы зайдите внутрь, - посоветовал китаец.


Внутри здания было намного комфортней, вентиляция заметно снижала температуру и насыщала помещение кислородом. Они прошли сквозь несколько устройств, напоминающие арки, очевидно, фиксирующих посторонние предметы, затем направились к толстым стеклянным дверям. Китаец нажал несколько кнопок на замке, закрывающем двери, произнес пару слов в расположенный рядом микрофон.
Но это было еще не все. Им пришлось пройти пост охраны, где их документы тщательно проверили, данные записали. Далее следовал спуск в подвал через толстую стальную дверь, где снова потребовался пароль и знание кода. Наконец Тимур с попутчиком сели в лифт, после чего начался спуск.
Спустя несколько минут они уже заходили в просторный офис, напичканный современным оборудованием, с прекрасным освещением, приятным воздухом. Юноша всю дорогу готовился к встрече, поэтому не обращал на окружение никакого внимания. Все силы Тимур тратил на то, чтобы не выдать себя. «Намо-ами-туо-фо» буквально ввело его в подобие транса, отсекая посторонние мысли.
Все же впечатление от встречи с отцом потрясло Тимура. Он сразу узнал его, несмотря на крупные морщины, избороздившие лицо, седые пряди.
- Вот человек, с которым вам придется заниматься переводом. Сразу беритесь за дело; помните, что время дорого. Работайте спокойно, никто мешать не будет. Если что понадобится, звоните, - китаец показал на телефон.
Юноша, наконец, пришел в себя: - Не волнуйтесь, все будет хорошо.
- Ну-ну, - буркнул собеседник и вышел из комнаты, аккуратно закрыв за собой дверь.
Тимур повернулся; на него с интересом смотрел среднего роста человек с характерным разрезом глаз, в свитере и джинсах. – Здравствуйте, видимо вам я буду помогать переводить эти документы, - юноша положил папку на стол, стараясь не смотреть в глаза.
- Добрый день, молодой человек. К сожалению, не знаю, как вас зовут, - поддержал мужчина беседу.
- Это не важно, главное – правильно перевести и зафиксировать. На все про все дали два дня, - Тимур подмигнул собеседнику. – Скажите лучше, как вас величать?
- Вообще-то у нас тут секретность, но нужно же как-нибудь обращаться друг к другу. Сергей Сергеевич к вашим услугам.
- Меня тоже зовут Сергеем, - хмыкнул парень.
Мужчина недоверчиво глянул на юношу. Кажется, он начал понимать, что партнер ведет с ним какую-то игру. – Ну что ж, - посмотрел Сергей Сергеевич на папку, - показывайте ваш талмуд.
Бегло просмотрев документы, он поинтересовался:
- Где же вы, молодой человек, языки изучали, если не секрет?
- В монастыре можно многому научиться, - отвечал Тимур, написав на бумажке, лежащей рядом, несколько слов. – Там есть очень хорошие специалисты; вот некоторые из них.
Он протянул листок собеседнику. «Не выдавайте меня», - прочитал Сергей Сергеевич. Лицо его дернулось, но он смог сдержаться.
- Да, да, некоторых я знаю. Хорошо, Сергей, приступаем. – Мужчина хотел положить бумажку в карман джинсов, но, увидев, что запись исчезает буквально на глазах, смял ее и кинул в урну. – Интересная у вас ручка, - добавил он.
- Это подарок настоятеля, - усмехнулся Тимур.
Они принялись копировать рукописи, визируя каждую страницу. На некоторых листах юноша умудрялся делать пометки, которые Сергей Сергеевич спешно читал. «Мы искали вас», «друзья: профессор Иволгин, лама Тобоев» и так далее. Все это время они перекидывались ничего не значащими фразами. Иногда мужчина брал ручку и делал свои пометки. Например: «Что с женой и сыном?», ответ: «Все хорошо, не волнуйтесь», и тому подобное.
После манипуляций с ксероксом специалисты занялись переводом оригинала на современный китайский язык. Сергей Сергеевич иногда задавал вопросы, юноша отвечал на них, делая записи в бумагах. Вскоре они всерьез увлеклись работой, тем более что основное удалось выяснить, единственное, что юноша еще не сказал, кто он на самом деле.
Старший из исследователей подтвердил информацию из документов о том, что 11 родов монгольского народа, под общим именем Хори (от предка Хоридая) под руководством Дай хон тайджи, сына солонгутского Бубэй батур бэйлэ (нойона), совершили побег в направлении северо-запада около 1594 года. В ходе различных событий и кочевок они расселились по берегам Байкала и по острову Ольхону. «Вследствие того, что поблизости существует издревле находящийся на северной и южной стороне Байкала народ, по имени буряты, они стали, в подражание им, называться русским наименованием – бурятами одиннадцати родов хоринских». Затем некоторые из них стали расселяться по рекам Итанце, Уде, Курбе, Ане, Худуну, Тугную, Хилку.
Однако дальнейшие данные озадачили Сергей Сергеевича с напарником. Оказывается в конце 17, начале 18 века, жившие поблизости русские стали обижать хоринских бурят и чинить всякие беззакония. Некоторые из пострадавших решили искать защиту у правительства Китая, для чего послали в Пекин нарочных с письмами. Но часть из бурятов во главе с зайсаном Бадан Туракиным воспротивилась этому и направилась с прошением к его величеству Петру 1. Пока первые вели переговоры, российский самодержец издал указ от 22 марта 1703 года о запрещении насильственных действий и разрешении хоринским бурятам владеть землями по рекам Селенге, Уде, Ане, и так далее до границ Монголии. Это помешало развитию отношений между недовольными и китайцами, которые в свою очередь, находились под властью чжурчжэней, с 1636 года принявших название маньчжуров.
А в 1705 году в район Байкала приехал полковник Скрипицын П.С., окончательно примиривший хоринских бурят с Россией и между собой. Тем не менее, из Китая продолжали приходить письма.

Время бежало быстро, наконец, чувство голода все больше стало заявлять о себе. Партнеры решили на сегодня работу закончить.
- Я ведь связан с ними узами родства, - прокомментировал мужчина, - поэтому так заинтересовался. Однако история историей, а в столовую сходить нужно.
- Вы правы Сергей Сергеевич, силы нам пригодятся, - согласился юноша. – Я тоже родом оттуда.
- Значит мы с вами родственники, - продолжил ученый.
- Разумеется, - закрыл тему Сергей.


Ужинать им пришлось в специальном помещении, там же в подвале, вместе с сопровождающим, который проводил их после телефонного звонка. В относительно просторном помещении располагалось несколько столиков, заставленных традиционными китайскими блюдами.
- Как же вы сюда попали? – поинтересовался чуть слышно юноша, отстав от охранника.
- Это длинная история, - не стал вдаваться в подробности Сергей Сергеевич.
В столовой Тимур еще раз попробовал разговорить напарника:
- Мы хотим вытащить вас отсюда, - по-монгольски прошептал он, неспешно прожевывая пищу.
- Почему ты, Сергей?
- Я думал вы догадаетесь, мое настоящее имя Тимур.
- Это невозможно!
Сейчас же охранник, сидящий рядом встрепенулся и, сделав запрещающий жест рукой, сказал мужчине несколько слов по-китайски.

Ночевали отец с сыном рядом, но в разных комнатах. После, ставшего уже обычным, практикования мантр Тимур мгновенно уснул. Видение, посетившее этой ночью, четко отпечаталось в сознании. Наконец он поговорил с наставником. Тот, получив информацию от юноши, сказал:
- Я слышал предупреждение Чингисхана. Тебе следует срочно покинуть это место.
- Как же вытащить отца?
- Мы побеспокоимся об этом. Уходи, свое дело ты сделал.
Утром Тимур попробовал сделать комплекс тайцзи-цигуна, который показали ему монахи буддийского монастыря в Эрляне, постоял в стойке «обнимание дерева». Почувствовав прилив сил, юноша нажал кнопку вызова.
После завтрака, состоящего из нескольких чашек зеленого чая с печеньем и сыром, прошедшего практически в молчании, сын с отцом прошли в рабочую комнату. Вчерашний охранник обратил внимание на это, а также на плохой вид старшего из переводчиков, очевидно так и не заснувшего ночью. Но Сергей Сергеевич сказал ему, что все нормально, возраст и все такое…
Переговариваясь по теме, они около часа занимались документами, затем Тимур сделал запись «как вы?». «Расскажите что-нибудь о детстве» - попросил в свою очередь Сергей Сергеевич. Юноша написал, в какой школе учился, кто были лучшие друзья, как любили они с отцом ходить в тайгу на их гору.
По лицу пожилого мужчины потекли слезы, которые он, стараясь не привлекать внимания, вытирал рукавом свитера. Тимур с трудом удержался, чтобы не подойти к отцу, со словами утешения. «Намо-ами-туо-фо» твердил он, не переставая.
«Все нормально, сынок» наконец записал Сергей Сергеевич.
- Давайте уже заканчивать, - сказал он громко.
Главное исследователи выяснили. После различных событий, прошедших в истории хоринских и агинских (отделившихся от основной части) бурят, произошло их закрепление на землях около озера Байкал, чему способствовало правительство России, несомненно, заинтересованное в этом. Духовную поддержку они получали из Монголии и Тибета, со временем обзаведясь своими ламами и дацанами, хотя основная масса народа исповедовала шаманизм. Таким образом, китайцам не удалось закрепиться в данном регионе, тем более что в Поднебесной не утихала полная драматизма борьба против династии Цин, основанной маньчжурами.
Поработав еще некоторое время над текстами, уточнив отдельные понятия, Сергей Сергеевич с сыном решили закончить. Напоследок они сделали несколько фотографий особо важных документов, и в этот момент ученый незаметно передал напарнику золотое обручальное кольцо. «Это нужно спрятать», сделал он запись чуть позже.
- Пора прощаться, - сказал Сергей Сергеевич, когда все было закончено. – Но у меня есть к вам просьба. Передайте, пожалуйста, вот эту расческу моей жене. Тут есть ее адрес.
Он протянул парню самодельную деревянную расческу с надписями на монгольском языке. Тимур взял предмет, отвечая: - Постараюсь.
Юноша демонстративно поместил расческу в карман, сообразив, что это какой-то отвлекающий маневр. Позвонив охране, они начали прощаться. Дружеские объятия, задержавшиеся чуть дольше. Со стороны показалось бы, что довольные совместной работой люди никак не желают расстаться.
Уже выходя из помещения, Тимур ловким движением руки поместил кольцо в рот, словно у него занемела шея, и он разминает ее. Пока они с охранником шли к лифту, юноша проглотил подарок отца.
После тщательного обыска на выходе сотрудники Центра обнаружили у него расческу, ключи от дома и другие мелкие предметы, не считая папки с документами, от ручки он успел избавиться.
- Что это? – спросили парня, показывая на деревянную безделушку с записями.
Помня, что на входе его не обыскивали, Тимур сказал: - Это мое.
Он удивился, когда ему все вернули и с улыбками проводили до машины.
Привычная духота встретила юношу на пороге учреждения. Однако он с радостью и надеждой встретил горячее солнце, посылающее испепеляющий зной на эту землю.


Монахи с нетерпением ожидали товарища. Тимур понимал их энтузиазм, но боялся, что китайцы разберутся, в чем дело, счет шел на минуты.
- Быстрей собираемся и домой. Дело пахнет жареным, - озадачил юноша напарников, ничего не объясняя.
Уговаривать никого не пришлось, все уже были готовы, зная, что их миссия довольно не простая. Знакомый автобус вскоре повез троицу обратным маршрутом. Вот и железнодорожная станция. Тут то и начались неприятности.
Пока один из товарищей покупал билеты на обратный поезд, к Тимуру, стоящему на перроне с другим монахом, подошли четверо крепкого сложения парней в куртках-ветровках. Их капюшоны скрывали лица, несмотря на жару.
- Ну что, Сергей, или как тебя там зовут, все вынюхал? – спросил один из них, подходя ближе.
- Вы что-то перепутали, - попытался прикрыть юношу напарник, - мы служители Будды.
Но после довольно грубого толчка, он отлетел в сторону, успев, правда, сцепиться с нападающим.
Еще двое ринулись на Тимура, приготовившегося к обороне.
Он сразу понял, что перед ним профессиональные бойцы по методичному граду ударов ногами и руками, практически без пауз сыпавшемуся с двух сторон. Четвертый из банды стоял в стороне, очевидно подстраховывая агрессоров со стороны.
Найдя кое-какие бреши в тактике одного из нападающих, Тимур принялся строить оборону таким образом, чтобы прятаться за него от атак второго бойца. Податливая и мягкая техника тайцзи помогала ему до поры. Однако неожиданно в бой вступил четвертый специалист, стоящий до этого без дела. Тимур не ожидал нападения, что и решило исход боя. Мощный удар по голове отключил парня от внешнего мира.
«Все», - была последняя мысль, - «об этом и предупреждали меня».
Очнулся Тимур от легких, но чувствительных нажатий чьих-то пальцев на точки на лице, ушных раковинах. Он попытался встать, но острая боль в голове и теле, заставила вновь опуститься на землю. Кто-то принялся воздействовать на кончик его носа, помогая придти в себя. – Давай, парень, - услышал он русскую речь, - хватит отдыхать.
Восстановленное тело еще плохо слушалось, но зрение уже вернулось к Тимуру, позволив отчетливо разглядеть Аркадия Петровича и несколько тел, разбросанных вокруг. Третий монах, отходивший за билетами, приводил в чувство второго товарища, которому также досталось.
- Вы откуда? – задал мнимый Сергей спасителю глупый вопрос.
- Оттуда, - ответил заместитель Иволгина, - у тебя ничего не украли?
Тимур пошарил по карманам. – Расческу сперли, кажется, документы, ключи.
- Документы и ключи я отобрал, а вот остальное унес четвертый китаец. Хитрый гад, -
увидел, как вырубили троих, сразу рванул бежать. В ней что-нибудь важное?
- Надеюсь, нет, самое главное со мной, - юноша начал приходить в себя. – Как же мы теперь уедем?
- Не волнуйся, тут за углом машина, - доложил Аркадий Петрович. – Ребята, когда поезд? – спросил он у монахов, уже оправившихся от нападения.
- Через пять минут, - ответили служители Будды.
- Сможете добраться вдвоем.
- Постараемся.
- Поезжайте прямо в дацан. Никуда не заходите по дороге. Он поедет со мной, - показал неожиданный спаситель на Тимура.
Подхватив подопечного, Аркадий Петрович направился к стоящим возле вокзала домам. Через пять минут они уже неслись на жигулях сквозь небольшой городок в направлении границы.
- Вы следили за мной, - попытался прояснить Тимур обстановку.
- По мере возможностей, - ответил Аркадий Петрович.
- Но ведь вы остались на вокзале тогда, с водителем. А как можно было проследить меня там в пустыне?
- Я все расскажу потом, после пересечения границы. Мы не могли допустить, чтобы нас опять переиграли, как десять лет назад. Эта операция готовилась очень тщательно, но ты должен знать, что я друг твоего отца. Мы давно направляем и контролируем твою особу.
- Вы из госбезопасности?
- Потом, парень, все вопросы потом. Расскажи лучше, как прошло внедрение?
- Вроде неплохо, но где-то я допустил ошибку. Ведь они могли ту расческу отобрать еще в Центре, однако решили напасть на вокзале.
- Так проще. Мало ли кто мог напасть на вас в общественном месте? Националисты, - доказать невозможно. Потом инерционность системы, может аналитики у них неважные, прозевали. Ну и кто мог ожидать, что я тебя подстрахую.
- Отец мне дал кольцо с какой-то важной информацией, пришлось проглотить.
- Все, парень, теперь об этом ни слова. Подъезжаем к границе, наш разговор могут сканировать. А ты молодец, грамотно отбивался.
- Вы присутствовали при схватке.
- Подоспел уже в конце.
- Как вы думаете, они хотели меня убить?
- Вряд ли. Для этого у них много других способов. Скорее всего, приказ был нейтрализовать, а может, захватить. Все-таки русских они пока считают друзьями.
Китайцы – умные и осторожные ребята, работают очень аккуратно, но, разумеется, в свою пользу. Нам у них еще учиться и учиться.
- Складывается впечатление, что этот народ вам не безразличен, - усмехнулся Тимур.
- Так и есть. Все-таки наши культуры, менталитет сильно связаны и похожи.
Переговариваясь таким образом, они подъехали к таможенному посту. Тщательно просмотрев заграничный паспорт юноши и двух его провожатых, включая водителя, пограничники начали задавать вопросы. Аркадий Петрович ответил на прекрасном китайском языке, чем удивил Тимура, и протянул им какие-то сопроводительные бумаги.
Прошло около сорока минут, пока один из солдат прошел с документами на пост, очевидно консультируясь с начальством, во время которых юноша практически взмок.
- Не волнуйся, дружок, - успокаивал его спаситель, - бумаги у меня железные.
Другой воин, с автоматом за спиной, стоял все это время возле машины. Наконец пограничник вернулся и, козырнув, отдал бумаги хозяину.
На русском посту, пока солдаты просматривали паспорта с двуглавыми орлами, Аркадий Петрович спросил: - Козырев на месте?
- Да, а что такое? – в свою очередь поинтересовался старший из наряда.
- Передайте привет от Петровича.
Так закончилась эта, довольно необычная, миссия Тимура.

Послесловие

Но наше повествование на этом не заканчивается. После того как все участники вернулись на место, началась бурная деятельность. Золотое кольцо, естественным образом вышедшее из тела юноши, содержало часть надписей на древнем руническом языке тюрков, которые отец Тимура нашел около десяти лет назад. Некоторые из них сопровождались текстом на монгольском языке, подтверждая теорию профессора Иволгина.
В правительство Китая был отправлен официальный запрос от российского соответствующего ведомства с требованием выдачи известного русского ученого, а также претензии по поводу препятствий археологическим изысканиям. Обручальное кольцо, которое опознала жена Сергей Сергеевича, являлось серьезным доказательством в этом деле. Китайские ученые попытались опровергнуть факты, утверждая, что все сфабриковано в каких-то политических целях, но новые открытия Иволгина подтвердили находки отца Тимура. Однако пребывание его в Хурмузде, и вообще на территории КНР категорически опровергалось.
Оставив Аркадия Петровича вместо себя, Иволгин с Тимуром уехали с места раскопок в Санкт-Петербург. Профессор уговорил юношу написать книгу о своей жизни и отце, о реальных событиях, приключившихся с ним в Китае. «Золотое кольцо Бурятии», так она называлась, под рецензией известного русского археолога Иволгина, стала очень популярной. В отечественной и заграничной прессе появилось множество откликов на нее. Знаменитые ученые и общественные деятели, политики разных мастей начали негативно высказываться по адресу китайского правительства.
Вскоре в маленьком таежном городке началась непривычная суета: милиция, журналисты, ученые. Всем хотелось посмотреть на прибытие знаменитого земляка, вырвавшегося из культурных застенков. Но больше всех этого хотели его жена и сын.

©  2010
Свидетельство о публикации №210052601241

Close Panel

Вход