Керамика городов Черной Руси

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК. КЕРАМИКА ГОРОДОВ ЧЁРНОЙ РУСИ X - XIII ВЕКОВ.

ЧАСТЬ I

За прошедшие десятилетия появились публикации керамики из раскопок ряда городов и поселений Древней Руси. Однако публикации эти неравноценны по своей информативности, а предлагавшиеся в литературе классификации, зачастую, методически несопоставимы, так что общей картины развития древнерусской керамики и древнерусского гончарства как не было в 1970-е годы, так нет и сейчас.
В ближайшие годы обобщающее исследование, к сожалению, ожидать не приходится, так что сформулированная М. В. Малевской во Введении главная задача, стоящая перед исследователями древнерусской керамики — «публикация и подробная классификация огромного керамического материала, накопившегося за многие годы раскопок древнерусских поселений» — в полной мере со-храняет свою актуальность. КЕРАМИКА ЗАПАДНОРУССКИХ ГОРОДОВ

Исследование М. В. Малевской впервые столь полно вводит в научный оборот керамические коллекции, полученные при раскопках таких крупных городских центров Западной Руси (области, получившей
название Черная Русь), как Новогрудок, Гродно, Волковыйск, Турийск и Слоним.
Разработанная ею на материалах Новогрудка типологическая классификация круговой керамики Х-Х вв., за основы которой взяты, главным образом, верхняя часть сосуда, оказалась в полной мере применима к изучению керамики других городов и поселений Понеманья.

Важной особенностью исследования М. В. Малевской является методически строгий отбор опорных комплексов для изучения хронологии различных групп керамики. Отсутствие среди поселений и городов Понеманья памятников, в культурном слое которых сохраняется органика, пригодная для дендроиндикации, не позволяет устанавливать время бытования тех или иных типов сосудов столь дробно, как это
можно было бы сделать при изучении, например, керамики Новгорода.

Тем не менее, многолетние раскопки Новогрудка, проводившиеся под руководством Ф. Д. Гуревич, предоставили в распоряжение исследователей ряд закрытых и полузакрытых комплексов, позволивших М. В. Малевской выделить в составе коллекции Новгрудка ШЕСТЬ ПЕРИОДОВ РАЗВИТИЯ КЕРАМИЧЕКОГО НАБОРА, датированных с точностью до полустолетия, а иногда и точнее.

Благодаря проведенной хронологической классификации керамики
Новогрудка и других городов Верхнего Понеманья, М. В. Малевская аргументированно уточнила время возникновения и этапы развития некоторых из них. Завершая свое предисловие к книге М. В. Малевской, процитирую фрагмент отзыва на рукопись Ф. Д. Гуревич: «Исследование М. В. Малевской открыло новые грани интереснейшей культуры городов Черной Руси, и нет никакого сомнения в том, что этой монографией будут
широко пользоваться археологи, занимающиеся изучением древнерусских памятников и памятников, соседних с древней Русью».

Керамика Древней Руси домонгольского периода, несмотря на свою массовость и большое значение для изучения истории материальной культуры, уровня развития ремесла, а также освещения таких важных вопросов истории раннефеодального периода, как время и пути проникновения славян на ту или иную территорию, этнический и племенной состав ее населения, культурные связи городов и их происхождение, до сих пор остается одним из наименее изученных археологических источников.

Недостаточное внимание археологов к глиняной посуде Древней Руси Х-ХIII вв., видимо, правильно объяснил в свое время А. Л. Монгайт: «Исследователей отпугивали груды серых однообразных черепков, в основном мало отличающихся на огромном пространстве от Эльбы до Волги. Работа над ними исключительно трудоемкая и требует известного самопожертвования. Может быть, поэтому и нет сводного исторического очерка развития средневековой русской керамики».

И далее, определяя задачи исследования древнерусской керамики на ближайшее время, он писал: «Поэтому на данной стадии изучение русской керамики должно быть узколокальным. Подробная классификация местного керамического материала будет ценной не только для дальнейшего исследования того или иного края, но и для общих исторических выводов. Когда же будут опубликованы сводки керамических материалов по важнейшим городам и местностям древней Руси, тогда можно будет, кроме общих закономерностей, установить также и особенности развития керамики в одних районах по сравнению с другими».

Эти задачи, намеченные А. Л. Монгайтом полвека тому назад, и сейчас еще остаются первоочередными, хотя за истекший период в исследовании керамики Древней Руси и произошел значительный
сдвиг. Появились работы, пока еще немногочисленные, по керамике некоторых древнерусских городов, а также ряд исследований, посвященных керамическим материалам отдельных регионов Руси.

Заметный прогресс произошел в изучении технологии гончарного ремесла благодаря исследованиям А. А. Бобринского. Безусловно плодотворными являются предложения ряда ученых, работающих над
использованием при изучении керамики методов математической статистики. Однако весь опубликованный материал еще недостаточен для того, чтобы керамика, будучи полноценным историческим источником, могла способствовать решению таких важных вопросов как племенной и этнический состав населения того или иного региона, их связей с соседними землями, направление колонизационных процессов, время основания городов и других. Поэтому, несмотря на заметный сдвиг, происшедший в изучении древнерусской керамики, до сих пор остаются первоочередными задачами публикация и подробная классификация огромного керамического материала, накопившегося за многие годы раскопок древнерусских памятников.

И сейчас необходимы сводки этого материала, как по городам, так и по областям, что позволит создать в будущем ОБОБЩАЮЩЕЕ ИСТОРИЧЕКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ по древнерусской керамике Х-ХIII вв.

Данная работа посвящена исследованию керамики одного из западнорусских регионов — области, охватывающей бассейн Верхнего Немана (Белорусского Понеманья), позже получившей название
«ЧЁРНАЯ РУСЬ».
О названии «Черная Русь», ее границах, этническом составе населения в научной исторической литературе высказаны разные точки зрения и до сих пор еще по некоторым вопросам нет общего мнения.

Несомненно лишь то, что в область Верхнего Немана, ранее заселенную литовскими племенами, в X в. пришли славяне.

В ХІ-ХІІ вв. эта область входила в состав древнерусского государства и была тесно связана с Волынским княжеством.

Во второй половине XIII в. в результате борьбы галицко-волынских и литовских князей за обладание понеманскими землями эта территория вошла в состав Великого княжества Литовского, после чего, видимо, за ней и утвердилось название «Черная Русь».

Однако своеобразие культуры области Верхнего Понеманья, граничившей не только с восточнославянскими землями (на юге и востоке), но также с Литвой (на севере), ятвягами (на северо-западе) и Мазовией (на западе), сложилось значительно раньше, что и позволяет рассматривать средневековую керамику Верхнего Понеманья как самостоятельной области.

ОСНОВНЫЕ ГОРОДА ЧЁРНОЙ РУСИ — Новогрудок (Новгородок), Волковыск (Волковыйск), Турийск и Слоним (Усланим, Вслоним) — названы в летописи впервые лишь под 1252 г. в связи с борьбой за них
галицко-волынских и литовских князей. Только один из них — Гродно (Городно), упомянут раньше (под 1128 и 1183 гг.).

Однако благодаря археологическим исследованиям, осуществленным в Верхнем Понеманье Ф. Д. Гуревич, Н. Н. Ворониным, В. Р. Тарасенко, Г. И. Пехом, К. Т. Ковальской, Я. Г. Зверуго и М. А. Ткачевым доказано, что Волковыск и Новогрудок возникли еще во второй половине или в конце X в., другие города — в XI или XII в.
Исследование керамических материалов этих городов позволяет, как нам кажется, уточнить время возникновения некоторых из них.
В работе рассматривается керамика перечисленных выше городов Черной Руси, а также городища Индура (Гроднинской обл.), которое может быть названо городом лишь условно, в древнерусском понимании этого слова. Однако выразительный керамический комплекс конца X — первой половины XI в. этого самого западного пункта должен быть принят во внимание, как проливающий свет на ряд интересующих нас вопросов.

Немногочисленные керамические материалы других городищ Черной Руси, на которых проводились лишь обследования, а не стационарные раскопки, в работе не использовались, как не образующие целостного комплекса.

Керамика городов Черной Руси, как и других русских земель, изучена далеко недостаточно. Если керамические материалы Гродно XI-XIV вв. рассмотрены в монографии Н. Н. Воронина «Древнее Гродно», а результаты исследования керамики Волковыска Х-ХIII вв. опубликованы в монографиях Я. Г. Зверуго «Древний Волковыск» и «Верхнее Понеманье в ІХ-ХІІІ вв.», то специального исследования и публикации многочисленных керамических материалов Новогрудка не существует.

Ей посвящены лишь некоторые статьи автора данной работы и дан краткий обзор в монографии Ф. Д. Гуревич. Керамические материалы Турийска и Слонима совсем не опубликованы. Поэтому для создания общей картины развития гончарной керамики Черной Руси домонгольского времени необходимым является изучение и подробная публикация керамики каждого города, разработка ее типологической и хронологической классификации, выявление региональных особенностей, изучение технологии гончарного производства, а также, по возможности, рассмотрение керамики городов Черной Руси и ближайших западнорусских городов как источника, позволяющего осветить ряд важных исторических проблем...

Исследование керамики западнорусских городов Х-ХIII вв. проливает свет на РЯД ВОПРОСОВ, связанных с историей Понеманской земли. К ним относятся, прежде всего, время заселения будущей территории Черной Руси славянами и пути их проникновения, этнический и племенной состав первых поселенцев, их связи с населением соседних восточнославянских и западнославянских земель, как на раннем, так и на позднем этапах, время возникновения чернорусских городов и ряд других.
Все эти вопросы МНОГОКРАТНО ДЕБАТИРОВАЛИСЬ В НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ на основании привлечения различных источников: письменных, гидронимики, топонимики, антропологии и археологических.

К исследованиям, основанным на археологических материалах, относятся, в первую очередь, монографии Ф. Д. Гуревич, В. В. Седова и Я. Г. Зверуго, а также ряд статей этих авторов и других исследователей, в которых рассматриваются проблемы, касающиеся интересующего нас региона и, в частности, заселения его славянами.

По многим из упомянутых выше вопросов ДО СИХ ПОР НЕТ ЕДИНОГО МНЕНИЯ. Нам представляется, что керамический материал городов Верхнего Понеманья, и, в первую очередь, ранний, служит еще одним
источником для их решения. При этом надо иметь в виду, что на славянских поселениях Понеманья ІХ-Х вв. (еще мало изученных) РАННЕКРУЖАЛЬНАЯ КЕРАМИКА встречается вместе с небольшим количеством ЛЕПНОЙ, представленной очень фрагментарно. Почти полное отсутствие лепной посуды в Новогрудке и Волковыске (найдены фрагменты горшков в нижнем слое окольного города в Новогрудке и маленький горшочек в предматериковом слое на детинце, а также фрагменты лепных сковородок)
свидетельствует о том, что СЛАВЯНЕ, колонизовавшие в X в. земли Верхнего Понеманья, ранее заселенные балтскими племенами (в частности, ятвягами), пришли СО ЗНАНИЕМ гончарного круга.

Попытаемся с помощью сопоставления керамики ранних городов Черной Руси (ее ассортимента и форм) с керамикой того же периода на соседних восточнославянских и западнославянских землях проследить время и пути продвижения славянских племен на территорию Верхнего Понеманья, а также выявить особенности керамического комплекса этого региона.

Начнем с рассмотрения аналогий самой ранней глиняной посуды — кухонных горшков и сковородок второй половины X — начала XI в.

ЛЕПНЫЕ СКОВОРОДЫ из грубого теста, известные в славянской керамике начиная с VI-VII вв., получили особенно широкое распространение на землях как восточных, так и западных славян в VIII-X столетиях. На ряде поселений ІХ-Х вв., расположенных в юго-западных областях Руси (преимущественно
на Волыни) лепные сковороды обнаружены вместе с подправленными на гончарном круге, причем последние, как и в городах Понеманья, количественно преобладают над первыми.

Среди таких памятников можно назвать город Плеснеск на границе Галицкой и Волынской земель (в Львовской области), городище Зимно на Волыни близ Владимира, городище Франополь в Брестском Побужье (на притоке р. Муховца), а также городище в Южной Белоруссии под Минском на р. Менке, заселенное дреговичами. Наличие сковородок в Волковыске и Новогрудке связано, скорее всего, с приходом в Верхнее Понеманье славян с Волыни, как это уже было отмечено Ф. Д. Гуревич.
С продвижением волынян на север связано, видимо, и наличие в Новогрудке и Волковыске фрагментов ЖАРОВЕН (пражниц), служивших для подсушки или поджаривания зерна. В виде завершения печей или больших съемных сковородок, вылепленных из глины с примесью соломы, жаровни были распространены на юге Восточной Европы, а также на землях Польши, Чехословакии и Германии с VI-VII вв. вплоть до середины XIII столетия. Известны они и на поселениях Волыни ІХ-ХІ вв. — в Стжижове Грубешовского повята (теперь в Польше), в Острожце Ровенской обл., в Плеснеске и других.

Еще более определенно о продвижении населения в Понеманье с Волыни свидетельствуют некоторые виды самой массовой глиняной посуды — КУХОННЫЕ ГОРШКИ. Несмотря на то, что наиболее ранние сосуды (тип I) характерны для обширной территории как восточных, так и западных славян, в связи с чем справедливо называются ОБЩЕСЛАВЯНСКИМИ, среди них по отдельным деталям выделяются некоторые разновидности, имеющие более узкий круг аналогий.
Приведем примеры.
ГОРШКИ ВИДА 1а (с прямо срезанным краем венчик) и вида 16 (с прямо срезанным и оттянутым вниз краем), орнаментированные большей частью начиная с шейки, а не с плечиков, характерны преимущественно для юго-западных районов Руси. Они известны на Волыни в урочище Гнидава близ Луцка VIII-X вв., на городище и селище у с. Затурцы (Локачинского района) ІХ-Х вв., на поселении у с. Городок (Ровенской области), во Владимире-Волынском и других. Г
Горшки, близкие понеманским I типа, имеются также на правобережье Днепра, на восточной окраине земли дреговичей, границы которой установлены В. В. Седовым. Здесь интересный материал дало городище в с. Чаплин Речицкого района, в котором кружальные горшки, аналогичные понеманским по форме и, что особенно характерно, по линейной орнаментации, нанесенной палочкой (а не гребенкой), начиная с шейки, обнаружены в сочетании с лепной керамикой пражского типа, а также с лепной и гончарной сковородками.

М.В. Малевская

Close Panel

Вход