Забытое королевство

Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

 ВКЛ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ ИСТОРИКОВ РФ

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №19, 2016

Недавно российский журнал «История» решил рассказать российским читателям о «неведомом» Великом княжестве Литовском. Взялся за эту важную работу московский историк Константин Маркелов, написав статью с тенденциозным названием «Что нужно знать о Великом княжестве Литовском». Кому именно «нужно знать» о ВКЛ, он не уточнил. Но явно не беларусам, так как они в его «памятке» вообще ни разу не упомянуты.

Начинает Константин Маркелов с такой преамбулы:

«Литовское княжество изначально было по составу литовско-русским с преобладанием русских и могло стать мощным православным государством. Неизвестно, что было бы с Московией, если бы литовские князья не повернулись на Запад, в сторону Польши».

Почему «могло стать»? Оно стало и было таким. Ольгерд был по крови наполовину Рюриковичем и в православии Александром, Ягайло (Яков) и Витовт (Юрий) – тоже православные с рождения и Рюриковичи. Прежде чем «повернуть в сторону Запада», Ольгерд вместе с князьями Смоленска и Твери пытался собрать – как Великий князь Русский – и Москву, но та предпочла остаться в Орде, так как для татар собирала дань в Залесской Руси, оставляя половину дани себе «за труды», что было весьма выгодно Москве. Москва сама отказалась идти в единое Русское государство (Великое княжество Литовское и Русское), да и не вольна была это делать – она являлась политически никаким не государством, а бесправным улусом Орды, боялась татар.

Оставляет автор без рассмотрения и тот важнейший аспект, что «русскими» (точнее «русинами ВКЛ») тогда именовались вовсе не нынешние «русские РФ», а украинцы. А «литвинами» – нынешние беларусы. «Русских РФ» тогда все называли «московитами», нынешних «литовцев» – «жмудами», а когда мы их освободили от тевтонского ига в 1410 – те потребовали автономию в ВКЛ (не хотели «оскорбительного» прозвища «Литва»), и ВКЛ после этого получило полное название Великое княжество Литовское (беларуское), Русское (украинское) и Жемойтское (летувисское).

Таким образом, первая фраза статьи Константина Маркелова «Литовское княжество изначально было по составу литовско-русским с преобладанием русских» означает буквально – «Литовское княжество изначально было по составу беларуско-украинским с преобладанием украинцев». Никаких нынешних «русских РФ» – славянизированных финно-угров и татар Московии-Орды там не было, что, видимо, тоже главная причина, почему Москва не вошла в состав ВКЛ. При Ольгерде-Александре граница между ВКЛ и Московией-Ордой была установлена как этническая и географическая: в деревнях ВКЛ коренное население говорило на индоевропейских наречиях (тут заканчивалась Европа) – а восточнее начиналась Азия московитов, где в деревнях говорили на коренных финно-угорских и тюркских языках.

Однако уловка с изменением значения «русские» позволяет нынешним потомкам славянизированных автохтонов Залесья и Орды якобы считать ВКЛ «своим государством», что просто спекуляция. Равно Румыния (Романия) может претендовать на наследие Римской империи.

Далее в нескольких главках автор излагает нашу историю, подчёркивая, что она к беларусам и украинцам не имеет никакого отношения и что ВКЛ не являлось нашим национальным государством. Ибо, как принято считать в РФ, у беларусов и украинцев никогда не было своих государств. Мол, Москва была суверенным государством во время трёхвекового «татаро-монгольского ига» в Орде, а беларусы и украинцы в ВКЛ в это время якобы своей государственностью не обладали, хотя даже в Орде не были.

«Жемгола, жмудь, пруссы и другие»

В главе с таким названием московский историк пишет:

«Литовские племена, близкие славянам, судя и по исследованиям языка, и по анализу верований, довольно спокойно и беспечно жили на балтийском поморье между Западной Двиной и Вислой. Они разделились на племена: по правому берегу Двины жило племя летгола, по левому – жемгола, на полуострове между устьем Немана и Рижским заливом – корсь, между устьями немана и вислы – пруссы, в бассейне Немана – жмудь в верхнем течении, и собственно литва – в среднем, плюс наиболее дремучие из перечисленных ятвяги на Нарве. Городов на этих территориях не существовало до XIII века, когда впервые в летописи отмечены город Ворута у литовцев и Твереметь у Жмуди, а складывание зачатков государства историки склонны относить к XIV веку».

Даже не знаю, с чего начать возражать. Никаких «литовских» племён в природе не существовало. Балты делились на две группы племён. Первая – восточные балты (латыши и их отпочкование жмуды, которые в 8-10 веках с территории Латвии заселили земли «Литовской Республики» 1920-1939, а также автохтоны Восточной Пруссии). Их восточнобалтский язык к рождению славянского языка не имел никакого отношения. Вторая группа балтов – западные балты, чей язык как раз и стал базой для создания славянского койне. Это всё население Беларуси – балтоязычные кривичи, древляне, ятвяги и радимичи (радимичи, собственно, и были ятвягами, которые мигрировали на Припять). Это также западные балты из Полабской Руси и Поморья (отмечу особо лютичей поморской Лютвы – отсюда, скорее всего, и слово «Литва»), это мазуры Северной Польши, племена Западной Пруссии короля Миндовга погезане, голядь и иные, а также днепровские балты.

У жмудов действительно не было своих городов и городищ, они жили в чащах лесов в землянках, как не было у них и даже гончарного круга (познали его от нас только в ВКЛ), носили звериные шкуры и воевали каменными топорами, последними в Европе крестились и обрели свою письменность в позднем Средневековье. Но в концепции московского историка эти дикари якобы создали ВКЛ и наводили ужас на Московию-Орду и Тевтонский Орден. Пытаясь отрицать ВКЛ как государство беларусов и украинцев, московские историки придумали какое-то «литовское иго», которое не просто нас захватило в лице жуткой военной мощи жмудов (находившихся как раз под игом тевтонов в тот период), но ещё эти страшные жемойты якобы у нас католичество насаждали. Хотя сами были язычниками до 1480-х. Как язычники могут насаждать нам католицизм (и даже письменности своей не имея) – российских авторов не смущает. Лишь бы не считать ВКЛ нашим национальным государством беларусов и украинцев.

Что касается городов западных балтов – то они везде существовали. Крулевец (Королевец) – столица западных балтов в Пруссии, переименован после захвата немцами с тем же исходным смыслом как «королевский город» Кёнигсберг. Города западных балтов лужичан: Липецк (Лейпциг), Дрездно (Дрезден), Берлин (изначально ударение на «е»). Аналогично города Поморья, Мазовы, наши балтские Беларуси. Лида – столица отпочкования от ятвягов Княжества Дайнова; Вильно, Ковно, Гродно, Ровно – ятвяжские города. А Новогрудок вообще был первой столицей ВКЛ, в 1219 его князья Булевичи и Рускевичи (по версии беларуских историков они были мигрантами из Лютвы-Литвы лютичей в Поморье) заключили договор с Волынью, именуя себя «литовскими князьями» и «правителями Литвы». Куда же в свои идеологические построения пристроит сей факт Константин Маркелов? А он его просто игнорирует, будто такого не было в истории ВКЛ. Он историю ВКЛ начинает с Миндовга, считая его почему-то жмудом.

Он жмудом не был, но даже тут возникает вопрос: с какой стати всех своих финно-угров и татар русские историки считают «своими русскими», но деятелей ВКЛ из числа балтов или иных – «русскими» уже не считают? Москве можно в «русские» записывать кого угодно в Азии, а в ВКЛ якобы это нельзя. Что за двойные стандарты? Ответ понятен: что подчинялось Москве-Орде – то «русское». Что Москве-Орде не подчинялось – то уже не «русское». Лев Гумилёв прямо написал в книге «От Руси до России»: в 13-15 веках беларусы и украинцы уже перестали быть русскими, потому что не подчинялись Москве. То есть дань татарам через Москву не платили. А кто платил дань Орде – те по Гумилёву якобы и были настоящими русскими и Русью. В какой-то мере это можно считать логичным в научных построениях: мы Литва и литвины, пока не платим дань восточному соседу, а как нас захватил восточный сосед, то наш статус меняется, мы уже «Ордынская Русь».

Кстати, насчёт этого термина «Ордынская Русь». Историки России запросто используют «Литовская Русь» в отношении ВКЛ, но точно так назвать свой московский улус Орды «Ордынской Русью» – табу. Потому что на деле сегодня Россия – это и есть «Ордынская Русь», московизированная Золотая Орда.

«Первое достоверное княжение»

Историк пишет про экспансию немцев в Пруссии, а затем рассказывает о литовцах:

«Но литовцы не подчинились немцам. Они стали соединяться в большие скопища, строить союзы, в частности, с полоцкими князьями. Учитывая, что русские западные земли в то время были слабы, пассионарные литовцы, которых призывали на службу то те, то другие князья, приобретали примитивные навыки управления, и начинают сами захватывать сначала Полоцкую землю, потом и земли Новгорода, Смоленска, Киева. Первое достоверное княжение – Миндовга, сына Ромгольда, который создал княжество из русских и литовцев. Однако слишком развернуться было невозможно, так как на Юге было сильное Галицкое княжество во главе с Даниилом, а с другой стороны Ливонский орден не дремал. Миндовг уступил занятые русские земли сыну Даниила Роману, но формально сохранил над ними власть и закрепил это дело, женив дочь на сыне Даниила Шварне. Ливонский орден признал Миндовга, когда тот принял крещение. Он в знак признательности передал немцам грамоты на литовские земли, которыми он и не владел».

Тут всё напутано. Если автор под «русскими западными землями» понимает Беларусь, то никакой «слабой» она не была. В 1260-х мы разгромили татаро-московские войска, пытавшиеся захватить нас в Орду, равно победили в ряде битв немцев. Что касается Миндовга, то он был вовсе не князем, а КОРОЛЁМ Пруссии, сыном Прусского короля Рингольда. Немцы и поляки наступали, из Полабской Руси и Поморья-Лютвы (где, кстати, гербом была «Погоня») славяне и балты отступали на восток – в Пруссию (Порусье). Западной частью Пруссии была Помезанская Русь, населённая рутенами-славянами, ими правил князь Святополк, одновременно он был воеводой Миндовга. Восточнее была западнобалтская Погезания Миндовга, который также был королём для всей остальной Пруссии. Восток Пруссии был населён дикими восточнобалтскими племенами.

Война шла с переменным успехом, немецко-польские войска долго не могли захватить Помезанию и Погезанию, так как там собралось рыцарство и горожане из ранее захваченных немцами земель. Согласно немецкой хронике, в 1220-х часть «рутенов» из района Погезании мигрировала дальше на восток Пруссии, где по Нёману дошла до Новогрудка и там закрепилась. Видимо, это и были «литовские князья» Новогрудка Булевичи и Рускевичи, изначально бежавшие из Лютвы, расположенной в Поморье. Они заключают договор с Волынью и совместно обороняются от киевских князей, в 1230-х с помощью войск Рингольда (отца Миндовга и тогда короля Пруссии) они разгромили киевские дружины, а Литва Новогрудка вошла в состав владений Рингольда. Когда на трон Пруссии взошёл его сын Миндовг, немцы и поляки одержали ряд крупных побед и смогли захватить Западную Пруссию. Миндовг был вынужден бежать в Новогрудок и уже оттуда продолжать войну.

Согласно Великой Хронике Польской, из Новогрудка Миндовг с огромной армией в 30 тысяч конных рыцарей осуществлял опустошительные набеги на Польшу, на время даже смог вернуть себе родную Погезанию, где казнил всех изменников. Дальнейшая война (которая длилась уже полтора века) зашла в тупик: немцы и поляки не могли одолеть лучшие войска мигрантов из Полабья, Поморья и Порусья, которые теперь прочно обосновались в Новогрудке. Туда мигрировали не только князья захваченных немцами и поляками регионов, но также их полки рыцарей, горожане и ремесленники, оружейники, даже алхимики (тогда в Новогрудке появляется единственная в Восточной Европе алхимическая лаборатория, перенесённая, видимо, из Поморья или Полабской Руси). При этом немцы и поляки своего добились – получили нужные им территории, и Миндовг пошёл на заключение мира в этой патовой ситуации. Взамен на крещение в католичество (а до этого он был вовсе не язычником, а исповедовал арианство) Миндовг получил подтверждение статуса короля – уже Литвы Новогрудка, а свои королевские земли в Восточной Пруссии в ответ даровал немцам. А вовсе не «литовские», как пишет Константин Маркелов.

Так окончилась полуторавековая война, в результате которой со своих земель были изгнаны князья, рыцари и горожане огромнейшей территории от Полабья до Пруссии – они обосновались в Новогрудке, где и создали новое мощнейшее государство ВКЛ. Новогрудок, который всю свою историю до этого был сущим захолустьем, внезапно обрёл невероятную мощь. Мигранты в Новогрудке появились не с пустыми руками: в середине 13 века число лошадей этом районе, по оценкам историков, в 7-10 раз превышало число лошадей на территории всей остальной нынешней Беларуси. В Новогрудке были созданы мигрантами цеховые производства, передовые по тому времени, многое прочее, привнесены европейские рыцарские традиции, сам заряд Западноевропейской Цивилизации.

Вот что было на самом деле, и вот в чём «тайна» ВКЛ. И жемойты Константина Маркелова к этому не имеют никакого отношения, а автохтоны Беларуси потому и кажутся слабыми на фоне мощи Новогрудка, что ВКЛ не дикари восточнобалтские создали, а рыцари-аристократы, князья и короли Полабья, Поморья, Лютвы, Порусья. С этим цивилизационным зарядом ВКЛ на несколько веков стало мощнейшим и самым большим государством Восточной Европы, успешно громило Орду и немцев, с нами стали считаться поляки, желая нас видеть своими союзниками.

Вот что нужно знать о Великом княжестве Литовском, а не то, что пишет московский историк. Но эта истинная история ВКЛ для россиян крайне неудобна: ВКЛ оказывается государством не каких-то непонятных жмудов, а наследником государств славян и балтов, в том числе Полабской Руси, из которой некогда уехал маркграф Дании Рюрик со своими колонистами ободритами в шведскую Ладогу – его шведы туда «призвали». Сама история отношений ВКЛ и Московии-Орды представляется совсем в ином новом свете. Никакие чуждые «литовцы-жмуды» не захватывали «русские земли», а делали это выходцы из Полабской Руси, найдя себе здесь новую землю обетованную. Не со жмудами боролась Московская Орда в «собирании Руси», а с Полабской Русью теперь в лице ВКЛ.

Дальнейшую историю ВКЛ Константин Маркелов описывает в карикатурно-издевательских тонах, в каждой фразе сквозит презрение к государству наших предков. По мнению этого московского историка ВКЛ перестало существовать в 1596 году:

«Во внутренней политике княжества окончательно установились польские порядки, в первую очередь – шляхта с ее огромными правами по отношению к королю и крестьянам. Этот процесс естественным образом в 1569 году завершился Люблинской унией и образованием другого государства – Речи Посполитой».

О каких «польских порядках» говорит историк, если вся наша аристократия перешла в протестантскую веру? И сделала это как раз в виде протеста от попыток нас окатоличить.

Цитирую энциклопедию:

«В 1557 году в Вильне под председательством Николая Радзивила Чёрного прошёл первый учредительный Синод представителей протестантов ВКЛ – сеньоров и министров зборов (под збором понимается протестантский храм и протестантская община). Он избрал руководящие органы протестантской (евангельской) церкви. Деятельностью общин руководил суперинтендент. Им стал один из переводчиков Брестской Библии Симон Зациус. Он созывал синоды и вёл текущие дела. Непосредственную работу среди населения вели проповедники. Из светских лиц избирались сеньоры, контролировавшие жизнь церковных общин. Второй съезд состоялся в 1558 году в Бресте. Церковь была поделена на Виленский и Полесский дискриты, охватывала территорию нынешних Беларуси, Литвы и части Украины. В конце XVI века сложилась довольно стройная территориальная структура кальвинистской церкви в Великом княжестве Литовском – образовалось 6 дискритов: Виленский, Новогрудский, Подляшский, Русский, Завилейский и Жмудский.

В мандате Сигизмунда II Августа на основание кальвинистского храма в Витебске говорится: «Прыслалі до нас бояре, шляхта, бурмістры, райцы і мешчане тамошніе вітэбскіе, бьючы чолом, абыхмо у тамошнем месте Вітэбском дозволілі ім ку науцэ детем і для хожэнія іх ку слуханю слова Божего дом збудоваті і казнодею ховаті». Во второй половине XVI - начале XVII века возникли кальвинистские общины в Витебске, Минске, Полоцке, Орше, Заславле, Ивье, Любче, Ляховичах, Новогрудке, Сморгони и др. При общинах строились костёлы, школы, типографии, госпитали. Известны школы в Сематичах, Шидлове, Биржах, Витебске, Головчине, Городее, Глубоком, Жупанах, Заславле, Ивенце, Ивье, Копыле, Койданове, Любче, Минске, Новогрудке, Орше, Слуцке, Сморгони и др.»

А ВОТ ГЛАВНОЕ:

«К 1560 году кальвинизм приняли большинство магнатов ВКЛ: Сапеги, Кишки, Ходкевичи, Тышкевичи, Соломерицкие, Дорогостайские и др. По мнению историка церкви А.В. Карташёва, такая склонность православных фамилий к кальвинизму объясняется инстинктом сопротивления католичеству как орудию полонизации и латинизации – «опротестантимся, чтобы не облатиниться и не ополячиться».

Что касается Унии с Польшей, то мы её заключили, чтобы поляки помогли нам освободить Полоцк, который на 17 лет оккупировал Иван Грозный. Московский историк об этом, естественно, не упоминает. Как не упоминает и о том, что Новгородская и Псковская Республики с Великим княжеством Тверским, узнав о возможности такой Унии как спасения от Московской Орды, тоже захотели войти в Речь Посполитую – то есть в Славянский Союз. А Иван Грозный, узнав о таком заговоре, коварно вторгся в эти земли и устроил там кровавую резню, фактически уничтожив там все намёки на государственность. В том числе разграбил все православные храмы и убил всё православное духовенство (ибо оно было веры киевской, а не московской автокефальной – московская вера была автокефальной 140 лет), а новгородского епископа женил на кобыле, вёз его, привязанного к «жене» лицом в круп, позорно до Москвы, где повесил прилюдно на Красной площади. Практически всё православное духовенство Новгорода, Пскова и Твери (как и Полоцка) было уничтожено по приказам Ивана Грозного. Подобного кровавого геноцида над православными и православием история больше не знает.

Константин Маркелов в своей «памятке» россиянам «Что нужно знать о Великом княжестве Литовском» оканчивает историю ВКЛ созданием Речи Посполитой. Мол, ВКЛ тогда упразднили. Это ложь. Никто ВКЛ не упразднял, как и Республика Беларусь вовсе не была упразднена при создании с РФ Союзного государства, что точно такая Уния. Мы не являлись частью Польского королевства (как пожелавшие тогда уйти под Корону украинцы – из-за, видимо, нашего протестантизма), у нас сохранялись все атрибуты государственности литвинов-беларусов. У нас была своя власть (Канцлер ВКЛ), своя аристократия (полякам было запрещено становиться помещиками в ВКЛ, для этого они должны были переходить в наше подданство), своя Армия ВКЛ, свои Законы – Статут ВКЛ (действовал до 1840 уже в царской России). Мы чеканили свои деньги ВКЛ в Брестском и Гродненском монетных дворах – в последнем, кстати, и был отчеканен последний талер ВКЛ в 1794. И так далее. А в войне 1654-1667 мы как суверенное государство ВКЛ вообще расторгли Унию с Польшей и заключили новую Унию со Швецией. Ибо были, как и шведы, протестантами.

Конец ВКЛ

О том, что ВКЛ являлось полтора века протестантским государством, Константин Маркелов, конечно, тоже не упоминает. Ни слова и про то, что мы были униатами. По его «памятке» россиянам, ВКЛ якобы ликвидировали поляки в 1569, когда на деле наше беларуское (литвинское) государство ВКЛ ликвидировала Екатерина II. Которая и переименовала нас из литвинов Литвы в беларусов Беларуси. Ранее мы были суверенным государством, а теперь стали вместе с Польшей на 122 года бесправными колониями России. Через несколько лет и Финляндия прибавилась в число этих «собранных», хотя ни Польша, ни тем более Финляндия никогда не были так называемым «русским миром» Ордынской Руси.

В 1795 русские войска оккупировали ВКЛ, а затем методично, как пыль выбивают из грязного ковра, выбивали из нас саму память о нашей государственности. Запретили Магдебургское право всех наших городов – полное муниципальное самоуправление, с которым мы жили 400 лет и которое до сих пор не восстановлено. В 1839 запретили нашу униатскую веру и наш беларуский язык, в 1840 – Статут ВКЛ и использование в административных названиях слова «Литва», после очередного нашего антироссийского восстания в 1864 были вешателем Муравьёвым запрещены наше уже имперское название «Беларусь» и наш герб «Погоня».

Если московский историк Маркелов не согласен с этой моей картиной истории ВКЛ-Беларуси, то пусть откроет учебники нашей истории, по которым сегодня учатся беларуские дети в школе. Там, конечно, нет категорических выводов, но примерно и в общих чертах излагается то же самое, что я выше написал. Разница в том, что нашу историю Беларуси можно видеть в призме колониальной историографии Российской империи – тогда и нужна «памятка Маркелова», а можно видеть с нашей точки зрения как автохтонов. Российские авторы называют это «местячковый национализм» или «сепаратизм лимитрофов».

«Лимитрофом» был Московский улус Орды. А вот ВКЛ – это империя, которая собрала почти все земли Киевской Руси. От моря до моря. Вот что и надо знать о Великом княжестве Литовском и Русском.

Close Panel

Вход